2. Первые подвиги Ильи Муромца

1      Не сырой дуб к земле клонится,
        Не бумажные листочки расстилаются:
        Расстилается сын перед батюшкой;
        Он и просит себе благословеньица:
5      – Ой ты гой еси, родимый, милый батюшка!
       Дай ты мне свое благословеньице,
       Я поеду в славный Киев град,
       Помолиться чудотворцам Киевским,
       Заложиться за князя Владимира,
10   Послужить ему верой-правдою,
       Постоять за веру христианскую.
       Отвечает старый крестьянин Иван Тимофеевич:
       – Я на добрые дела тебе благословенье дам,
       А на худые дела благословенья нет.
15   Поедешь ты путем и дорогою,
       Не помысли злом на Татарина.
       Не убей в чистом поле христианина.
       Поклонился Илья Муромец отцу до земли,
       Сам он сел на добра коня,
20   Поехал во чисто поле,
       Он и бьет коня по крутым бедрам,
       Пробивает кожу до черна мяса;
       Ретивой его конь осержается,
       Прочь от земли отделяется,
25   Он и скачет выше дерева стоячего,
       Чуть пониже облака ходячего.
       Первый скок скочил на пятнадцать верст;
       В другой скочил, колодезь стал;
       У колодезя срубил сырой дуб,
30   У колодезя поставил часовенку,
       На часовне ставил свое имячко:
       – Ехал такой-то сильный, могучий богатырь,
       Илья Муромец сын Иванович;
       В третий скочил – под Чернигов град.
35   Под Черниговым стоит сила – сметы нет;
       Под Черниговым стоят три царевича,
       С каждым силы сорок тысячей.
       Богатырское сердце разгорчиво и неуемчиво;
       Пуще огня-огничка сердце разыгрывается,
40   Пуще пляштово мороза разгорается,
       Тут возговорит Илья Муромец таково слово:
       – Не хотелось было батюшку супротивником быть
       Еще знать-та его заповедь переступить.
       Берет он в руки саблю боёвую,
45  Учал по силушке погуливать:
       Где повернется, делал улицы,
       Поворотится – часты площади;
       Добивается до трех царевичей.
       Тут возговорит Илья Таково слово:
50   – Ох вы гой еси, мои три царевича!
       Во полон ли мне вас взять,
       Ай с вас буйны головы снять?
       Как в полон мне вас взять, –
       У меня дороги заезжие и хлеба завозные;
55  А как головы снять, – царски семена погубить.
      Вы поедьте по своим местам,
      Вы чините везде такову славу,
      Что святая Русь не пуста стоит,
      На святой Руси есть силныы, могучи богатыри.
60  Увидал его воевода Черниговский:
      – Что это бог сослал нам за сослальника!
      Очистил наш славный Чернигов град.
      Возговорит воевода своим князьям-боярам:
      – Подите, позовите добра молодца
65  Ко мне хлеба – соли кушати.
      Пошли тут князья-бояре к Муромцу:
      – Ох ты гой еси, дородний, добрый молодец!
      Как тебя честным именем зовут?
      Как тебя величают по отчеству?
70  – Меня именем зовут Ильейкой
      А величают – сын Иванович.
      Взговорят ему князи-бояре:
      – Ох ты гой еси, Илья Муромец!
      Ты пойдешь-ка к воеводе нашему,
75  Ты изволь у него хлеба-соли кушати.
      – Нейду я к воеводе вашему,
      Не хочу у него хлеба-соли кушати;
      Укажите мне прямую дороженьку
      На славный стольный Киев град.
80  Ответ держут князи-бояре:
      – Ох ты гой еси, Илья Муромец!»
      Пряма дорожка не проста стоит:
      Заросла дорога лесы Брынскими,
      Протекла тут река Самородина;
85  Еще на дороге Соловейко разбойничек
      Сидит на тридевяти дубах, сидит тридцать лет.
      Поклонился им Илья Муромец.
      Поехал он лесами Брынскими.
90  Услыхал Соловейко богатырский топ,
      И свиснул он громким голосом.
      Конь под Муромцем спотыкается.
      Возговорит Илья своему коню доброму:
      – Ох ты гой еси, мой богатырский конь!
95  Аль не езживал ты по темным лесам,
       Аль не слыхивал пташьего посвисту?
       Берет Илья калёны стрелы:
       Перво стрелил, не дострелил;
       А в двугорядь перестрелил;
100 В третьи стрелил, попал в правый глаз,
       И сошиб его с тридевяти дубов,
       Привязал его к коню во караки;
       Поехал Муромец в славный Киев град.
       Возговорит Соловейко разбойничек:
105 Ох ты гой еси, Илья Муромец!
       Мы заедем-ка с тобою ко мне в гости.
       Увидала Соловейкина мала дочь:
       – Еще вон едет наш батюшка,
       Везет кривого мужика коня в караках.
110 Взгянула Соловейкина большая дочь:
       – Ах ты дура неповитая! Это едет добрый молодец,
       И ведет нашего батюшка коня в караках.
       И бросились оне на Илью муромца с дрекольем.
       Возговорит Соловейко разбойничек:
115  – Не тумашитеся, мои малы детушки,
        Не взводите в задор доброго молодца. –
        Возговорит Илья Соловейке разбойничку:
       – Что у тебя дети во единый лик?
        Отвечает Соловйко разбойничек:
120  Я сына-та выращу, за него дочь отдам;
        Дочь-то выращу, отдам за сына,
        Чтобы Соловейкин род не переводился.
        За досаду Илье Муромцу показалося;
        Вынимал он саблю свою вострую,
125 Прирубил у Соловья всех детушек.
       Приехал Илья Муромец во Киев град,
       И вскричал он громким голосом:
       – Уж ты батюшка Владимир князь!
        Тебе надо ль нас, принимаешь ли
130 Сильных, могучих богатырей,
        Тебе батюшке на почесть-хвалу,
        Твоему граду стольному на изберечь,
        А татаровьям на посечение?
        Отвечает батюшка Владимир князь:
135  – Да как мне вас не надо-та!
        Я везде вас ищу, везде спрашиваю.
        На приезде вас жалую по добру коню,
        По добру коню, по латынскому, богатырскому.
        Возговорит Илья Муромец таково слово:
140  – У меня свой конь латынский богатырский:
        Стоял я с родимым батюшкой у заутрени,
        Хотелось постоять с тобой у обеденки;
        Да на дороге мне три помешенки:
        Перва помеха – очистил я Чернигов град;
145 Друга помеха – я мостил мосты на пятнадцать верст
       Через ту реку, через Самородину;
       Третья помеха – я сошиб Соловья разбойника.
       Возговорит сам батюшка Владимир князь:
        – Ох ты гой еси, Соловейко разбойничек!
150 Ты взойди ко мне в палату белу-каменну.
        Ответ держит Соловейко разбойник:
        – Не твоя слуга, не тебе служу, не тебя и слушаю;
        Я служу и слушаю Илью Муромца.
        Возговорит Владимир: – Ох ты гой еси, Муромец,
155 Илья Муромец сын Иванович!
        Прикажи ему взойти в палату белу-каменну.
        Приказал ему взойти Илья Муромец.
        Тут возговорит Владимир князь:
         – Ох ты гой еси, дородний, добрый молодец!
160 Илья Муромец сын Иванович!
        Прикажи ему свистнуть громким голосом.
        Возговорит Илья Муромец таково слово:
        – Уж ты батюшка наш, Владимир князь!
        Не во гнев бы тебе, батюшка, показалося:
165 Я возьму тебя, батюшку, под пазушку,
        А княгиню-ту закрою под другою.
        И говорит Илья Муромец таково слово:
        – Свистни, Соловейко, в полсвиста.
        Свистнул Соловейка во весь голос:
170 Сняло у палат верх по окончики,
        Разломало все связи железные,
        Попадали все сильны могучи богатыри,
        Упали все знатны князи-бояре,
        Один устоял Илья Муромец.
175 Выпускал он князя со княгинец из-под пазушек.
        Возговорит сам батюшка Владимир князь:
        – Исполать тебе, Соловейко разбойничек!
        Как тебя взял это Илья Муромец?
        Ответ держит Соловейко разбойничек:
180  – Ведь на ту пору больно пьян я был,
        У меня большая дочь была именинница.
        Это слово Илье Муромцу не показалося6
        Взял он Соловейку за вершиночку,
        Вывел его на княженецкий двор,
185 Кинул его выше дерева стоячего,
        Чуть пониже облака ходячего;
        До сырой земли допускивал – но подхватывал;
       Расшиб Соловейко свои все тут косточки,
       Пошли теперь к обеду княженецкому.
190 Возговорит сам батюшка Владимир князь:
        – Ох ты гой еси, Илья Муромец сын Иванович!
        Жалую тебя тремя местами:
        Перво место – подле меня ты сядь,
        Друго место – супроти меня,
195 Третье – где ты хочешь, тут и сядь.
       Зашел Илья Муромец со конничка,
       Пожал он всех князей и боярей
       И сильных могучих богатырей:
       Очутился он супроти князя Владимира.
200 За досаду Олеше поповичу показалося;
       Взял Олеша булатный нож,
       Он и кинул его в Илью Муромца:
       Пымал на лету Илья булатный нож,
       Взоткнул его в дубовый стол.