Дрозд Еремеевич

Жил-был Дрозд Еремеевич. Он свил на дубу гнездо, выпарил трех детенышей.
Повадилася к нему Лиса Романовна. Придет и поет:

Этот бы дубочек
Ссекти, срубить –
Сохи, бороны чинить
Да полозья гнуть!

– Дома Дрозд Еремеевич?
Он говорил:
– Дома.
– Отдай детеныша! Не отдашь – дуб хвостом ссеку и самого съем!
Дрозд плакал-плакал и бросил ей детеныша. Она не съела, в лес унесла, положила.
Опять идет и так же поет:

Этот бы дубочек
Ссекти, срубить –
Сохи, бороны чинить
Да полозья гнуть!
– Дома Дрозд Еремеевич?

Он говорит:
– Дома.
– Отдай детеныща! Не отдашь – дуб хвостом ссеку и самого съем!
Он подумал-подумал – и больше залился слезами, и отдал второго детеныша. Лиса ушла и дома съела их.
В то время летит Сорока Филипповна, летит и говорит:
– Об чем, Дрозд Еремеевич, плачешь?
– Как мне не плакать? Лиса двух детенышей унесла. Придет и поет:

Этот бы дубочек
Ссекти, срубить –
Сохи, бороны чинить
Да ползья гнуть!

Отдавай, говорит, дитя, а не отдашь – дуб хвостом срублю и самого съем. Я думал-думал и отдал…
– Дурак ты, Дрозд! – сказала Сорока. – Ты бы сказал: Ссекти да ешь!
Только что вылетела Сорока из гнезда от Дрозда, а Лиса опять бежит по третье дитя. Бежит и поет, припоет и говорит:
– Отдай дитя, а то дуб хвостом ссеку и самого съем!
– Ссеки да ешь!
Лисица стала рубить дерево. Рубила-рубила – и хвост отпал. Тогда Лиса заплакала и побежала. Побежала и говорит:
– Знаю, кто Дрозда учил! Я Сороке Филипповне все отведу!
Побежала Лиса да у бабы в квашне вымаралась. Легла на дорогу. Прилетели Лису оклевывать вороны и воробьи. И сорока Филипповна прилетела да села на рыло. Лиса-то Сороку и сцапала.
Тут Сорока-то ей взмолилась:
– Матушка Лиса, хоть как меня мучь, одной мукой не мучь: в лукошко не сади и мочалой не путай, в горшок не опускай!
А Лиса запутала, да плохо. Не успела опустить, как Сорока улетела.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.