Илья Муромец и Святогор

– Ой ты гой еси, лихой охотничек,
Старый богатырь Ильюша Муромец!
Полевал он, старый, во чистом поле,
Люта зверя на копье ловил,
Соболей-куниц да на низок низал.

 

 

 

Подъезжает старый ко Святым Горам,
Въехал старый на Святы Горы,
Услыхал тут превеликий шум:
Всколыбалась Мать Сыра-Земля,
Зашатались темны лесушки,
Замутились быстры реченьки,
Выливалися из берегов крутых.
Видит старый: на добром коне
Едет шагом богатырь-гора,
Ростом выше дерева стоячего,
Головою в небо упирается,
Едет, сам подремливает сидючи.

– Что за чудо? – говорит Илья: –
Богатырь да на коне заснул?
Мог бы выспаться и во белом шатре.
Знать, не русский богатырь-то, а неверный есть.

Разгорелось у Ильюши ретиво сердце,
И наганивал коня он со чиста поля,
Со чиста поля да во первой након,
Палицей ударил крепко-накрепко
По плечам могучим богатыря,
Думал, что богатыря с конем убил.

Богатырь вперед все едет, не оглянется,
Едет, сам подремливает сидючи.
– Что за чудо? – говорит Илья: –
Как доселе от руки Ильюшиной
На коне никто да усидеть не мог.
Дай-ка, разъедусь во второй након.

И наганивал коня он с чиста поля,
Со чиста поля, да во второй након,
Палицей ударил крепко-накрепко
По плечам могучим богатыря,
Думал, что богатыря с конем убил.

Богатырь вперед все едет, не оглянется,
Едет, сам подремливает сидючи.
– Видно, худо все еще его ударил я!
Дай-ка, поразъедусь во третий након. –

И наганивал коня он во третий након.
Палицей ударил крепко-накрепко,
Крепко-накрепко да полно-наполно
По плечам могучим богатыря.
Пробудился тут богатырь ото крепка сна,
Сам проговорил да таковы слова:
– До-больна кусают мухи русские.-
Взял, расправил руку богатырскую,
Захватил удала русского богатыря,
Положил с конем в глубок карман,
И поехал сам путем-дороженькой.

Двое суточек их возил добрый конь,
А на третьи у коня у богатырского
Стали резвы ножки подгибатися,
Стал могучий конь да спотыкатися,
По колена во сыру землю угрязывать.
Брал богатырь плеточку шелковую,
Бил коня да по тучным бедрам,
Сам коню да приговаривал:
– Ай ты, волчья сыть да травяной мешок!
Ты чего идешь да спотыкаешься?
Аль невзгоду надо мною ведаешь?

Отвечает добрый, богатырский конь,
Человечьим голосом провещился:
– Как же мне не спотыкаться?
Все возил я одного богатыря,
А теперь вожу уж третьи суточки
Двух могучих сильных богатырей,
Третьего – коня да богатырского.

Вынимал Илью богатырь из кармана вон
Со конем со богатырским,
Стал Илью выспрашивать, выведывать:
– Кто ты есть такой, удалый добрый молодец?
Говорит ему удалый добрый молодец:
– Я – богатырь святорусский с стольна Киева,
Старый Илья Муромец да сын Иванович,
А поехал посмотреть, узнать
Святогора славного богатыря.
Не съезжает он на Матушку Сыру Землю,
Не является к нам русским богатырям.

– Ай же ты, удалый старый Илья Муромец!
Сам ведь Святогор-богатырь пред тобою есть.
Я съезжал бы к вам на Матушку Сыру Землю,
Да не носит Мать Сыра Земля меня,
Не дано мне ездить на святую Русь,
Ездить можно мне лишь по горам высоким
Да по щелейкам по толстым.
Мы с тобой поездим-ка по щелейкам,
Мы поездим-ка да по Святым Горам.
По крестовому по братству я больший брат.

Тут они крестами поменялися,
Братьями крестными назвалися,
Стали вместе разъезжать по щелейкам,
Разъезжать-гулять да по Святым Горам.

И наехали они на чудо-чудное,
Чудо-чудное, да диво-дивное:
Осередь пути великий гроб стоит,
Красным золотом обложен весь, повыложен,
А на крышке подпись да подписана:
«На кого состроен сей великий гроб,
На того он и поладится».

Говорит богатырь Святогор Илье:
– Ты послушай-ка, мой меньший брат,
Ты ложись-ка первый во великий гроб:
Не поладится ли на тебя, Илью?

Опускался старый со добра коня
И ложился во великий гроб:
Не по нем – широк и долог был великий гроб.

Говорит богатырь Святогор Илье:
– Ты послушай-ка, мой меньший брат,
Не твое тут место, не тебе и спать.
Дай-ка я прилягу: не по мне ли он?

Опускался сам богатырь со добра коня
И ложился во великий гроб:
Как по нем состроен был великий гроб.
Говорит богатырь таковы слова:
– На меня состроен сей великий гроб;
Хорошо здесь во гробу-то жить!
Ты послушай-ка, мой меньший брат,
Ты возьми-ка да закрой меня
Тою крышкою дубовою, гробовою.

Отвечает братцу Илья Муромец:
– Не закрою я тебя, мой больший брат,
Тою крышкою дубовою гробовою.
Шутку шутишь ты не малую:
Во живых собрался хоронить себя.

Как берет тут сам богатырь, накрывается
Тою крышкою дубовою, гробовою –
А та крышечка изволом Божиим
Сораслась со гробом во одно место.

И воззвал из гроба Святогор к Илье:
– Ты послушай-ка, мой меньший брат,
Как ни бьюся, как ни силюся,
Не могу я крышки над собой поднять!
Ты берись-ка за те доски за бубовые,
Открывай-ка по одной доске.

Брался старый за те доски за дубовые,
Оторвать не может никакой доски:
– Ты послушай-ка, мой больший брат,
Не могу открыть я никакой доски.

– Так бери-ка ты мой славный, богатырский меч,
Разруби-ка крышку острым мечом.

Брался старый за тот славный Святогоров меч,
Со сырой земли не мог меча поднять.
– Ты послушай-ка, мой больший брат,
Не могу меча я и с земли поднять.
– Ты послушай-ка, мой меньший брат,
Наклонись ко крышке ко гробовой,
Припади ко малой щёлочке:
Дуну на тебя я духом богатырским.
Наклонился он ко крышке ко гробовой,
Припадал ко малой щёлочке:
Дунул Святогор на старого
Тем могучим духом богатырским,
И почуял старый, как в нем силушки
Втрое против прежнего прибавилось;
Приподнял с земли он богатырский меч,
Стал рубить по крышке по гробовой,
От ударов от великих искры сыплются,
А куда ударил богатырский меч –
Там железный обруч ставится.

Воззывал богатырь Святогор опять:
– Душно, душно мне, мой меньший брат!
Ты руби-ка вдоль по крышке по гробовой.

Рубит старый вдоль по крышке по гробовой,
От ударов искры сыплются,
А куда ударит богатырский меч –
Там железный обруч ставится.

– Задыхаюсь я, мой меньший брат!
Наклонись ко крышке ко гробовой,
Припади ко малой щёлочке:
Дуну на тебя всем духом богатырским,
Передам тебе всю силу богатырскую.

Отвечает братцу Илья Муромец:
– Будет силушки с меня, мой больший брат.
Передашь ты мне всю силу богатырскую –
И меня носить не станет Мать Сыра Земля.

Говорит богатырь Святогор Илье:
– Хорошо ты сделал, меньший брат,
Что последнего наказа не послушался:
Мертвым духом бы я на тебя дохнул,
Мертвым сам бы ты у гроба лег.
А теперь прощай, мой меньший брат!
Видно, тут мне Бог и смерть судил.
Богатырский меч возьми себе,
А добра коня оставь хозяину,
Привяжи ко гробу богатырскому:
Никому не сладить с ним, опричь меня.

И прошли из ясных очушек
Слёзы у него горючие,
И сложил он руки богатырские
На белы груди на богатырские,
И принял себе он смерть великую,
И пошел из гроба мертвый дух.

Тут простился старый со богатырем,
Святогорова добра коня
Привязал ко гробу богатырскому,
Опоясал славный Святогоров меч
И поехал во раздольице чисто поле.

Тут ли Святогору и славу поют.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.