Медведь и лиса

Подружились медведь с лисой и стали жить в одной избушке. И медведь как раз проговорился:
Вот, лиса, у меня ведь есть латок масла.
А лиса ведь лакома до масла и стала придумывать, как бы съесть масло у медведя. В один вечер, когда медведь лежал на печи, а лисица сидела на печи и пряла, вздумалось ей поесть масла.
Взяла веретеном поколотила по прялке и закричала:

Кто там? Сейчас отложу!
Сбегала в сени, пришла, а медведь и спрашивает:
Кто там, лиса, колотится?
Ой, а кумой зовут!
Ну, сходи, лиса, сходи.
Ну, лисица сейчас свернулась, убежала на вышку и давай грызть масло. Масло-то было мерзло, так что она заморозила губы и сама застыла. Прибежала – да и села на печь. А медведь и спрашивает:
Как у тебя, лиса, крестника-то зовут?
Ой, лежи, толстомясый, вся застыла, а тебе все надо знать.
Ну да скажи, лиса, скажи.
Зачатыш.
Хорошо имячко-то, хорошо.
Опять сидела, сидела на печи, отогрелась, и вздумалось погрызть масла. И опять поколотила веретеном по прялке, а сама про себя:
– Кто там?
Сбегала в сени, а медведь и спрашивает:
– Кто там, лиса, колотится-то?
– Ой, а опять кумой зовут. Такая стужа, вся застыла!
– А сходи, лиса бедная, сходи. – (Не знает медведь, что его масло едят)
Ну, лисица свернулась опять на вышку и сгрызла масла более половины латка. Прибежала, села на печь, отогреваться. А медведь и спрашивает:
– Как у тебя, лиса, крестника-то зовут?
– Ой, толстомясый, вся застыла, тебя никуда не зовут.
– Ну да скажи, лиса, скажи, как у тебя крестника-то зовут?
– Посередочки Лизец.
Так что у ей больше половины масла съедено!
– Ну хорошо имячко-то, хорошо.
Отогрелась лиса, и вздумалось ей опять идти масла грызть. Поколотила опять веретеном по прялке да и говорит:
– Кто там?
Выбежала в сени, постояла да пришла в избу обратно. А медведь и спрашивает:
– Кто там, лиса, колотится-то?
– Ой, а опять кумой зовут!
– Ну, сходи, бедная лиса, сходи!
Вот лисица убежала на вышку, сгрызла все масло. Пришла, села на печь, а сама про себя:
– Ой, к черту, больше не пойду кумой, вся застыла!
А медведь на печке:
– Скажи, бедная лиса, как у тебя крестника-то зовут?
– Ой, а Подонышку Лизец.
– А хорошо имячко-то.
Вот пожили-пожили, медведь вспомнил про масло и говорит лисе:
– Лиса, напеки-ко блинов. А у меня есть латок масла, так хоть поедим блинов с маслом.
Ну вот, лиса затопила печку, а медведь выстал на вышку, смотрит – там пустой латок, и пришел в избу с ревом:
– Ой-ой-ой, лиса, ведь кто-то у меня латок масла съел! Ведь уж ты, наверно, ходила крестников держать?
– Ой, толстомясый, может сам съел, а меня винишь! Сядем давай напротив печки, у которого масло побежит, так тот и съел.
Ну, печка-то растопилась, они поддернули два стола к печке, положили две сковороды и сели на сковородки. Медведь-то на жаре и заснул, а у лисицы полна сковорода масла натекла. Она взяла свою сковороду с маслом, передернула медведю, а пустую от него взяла к себе. Да и будит медведя:
– Смотри, толстомясый, меня обвинил, а у самого полна сковорода масла натекла!
А медведь поверил да и говорит:
– Наверно, я, бедная лиса, виноват, съел сам масло.
Ну, на том и сказка кончается…

2 комментария

  1. Эта лиса то обманщица и манипуляторша… Очень жизнь напоминает

  2. Ну и лиса сама съела а говорит что не она. С Новым годом Ольга!

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.