Михайло Потык

Как не ясны соколы с чиста поля
Во одно место слеталися –
Как все русские могучие богатыри
Во одно место съезжалися –
К князю солнышку да на почестен пир.

На пиру все ели, наедалися,
На честном все пили, напивалися,
А и все друг перед другом порасхвастались.
Порасхвастался и солнышко Владимир князь:
– У меня, у князя у Владимира,
Есть три славныих могучих богатыря:
Есть матёрый, старый Илья Муромец,
Есть Добрынюшка Никитич млад,
Есть Михайло Потык сын Иванович.
Ездили все трое за синё море,
Покорили языки неверные,
Прибавляли мне земельки святорусские.
А Михайло Потык сын Иванович
Настрелял еще дорогой к моему столу
Гусей-лебедей да малых уточек.
Гой еси, Михайло Потык сын Иванович!
Сослужи-ка во другой мне эту служебку,
Съезди-ка опять ко морю синему
Да ко тёплым, тихим заводям,
Настреляй-ка белых гусей-лебедей,
Перелётных, серых, малых уточек
К моему обеду княженецкому:
До-люби я молодца пожалую.

Тут Михайло Потык сын Иванович,
Не допивши пива, зелена вина,
Богу молится да с гридни вон идет.
Скоро молодец садился на добра коня:
Только видели. Как за ворота выехал –
Во чистом поле лишь пыль столбом.

А и будет он у моря синяго,
На его на счастье на великое
Привалила птица ко крутому бережку:
Настрелял он белых гусей-лебедей,
Перелётных, серых, малых уточек.
Хочет ехать уж от моря синего,
Посмотреть еще на тихияена заводи –
Увидал: плывет колода Белодубова,
На колоде – белая лебедушка.
Через пёрышко лебёдушка вся золота,
А головка красным золотом увивана,
Скатным жемчугом поизнасажена.
Вынимает Потык из налушна тугой лук,
Вынимает из колчана калену стрелу,
Тугой лук берет во правую,
Налагает на тетивочку шелковую,
Тугой лук потягивает за ухо,
Калену стрелу до семи четвертей;
Заскрипели полосы булатные
И завыли роги у туга лука,
Чуть было – и спустит калену стрелу…
Как провещится тут лебедь белая
Проязычится языком человеческим:
– Душечка Михайло Потык сын Иванович!
Не стреляй меня ты, белой лебеди,
Я не есть ведь лебедь белая,
А я есть ведь красна девица,
Лебедь белая Авдотья Лиходеевна,
Королевична Подолянка.
Не убей-ка ты меня Подолянки,
А возьми-ка ты меня в замужество.

Поднималась тут от моря синего
На своих на крыльях лебединых,
Вылетала на крутой берёг лебёдушкой
Обернулася душою красной девицей.
Молодой Михайло Потык сын Иванович
Как воткнет копье в сыру землю,
Привызал коня да за остро копье,
Подошел ко красной девице,
Брал ее за ручки белые,
За те перстни золочёные,
Целовать хотел в уста сахарные.

Говорит Михайле красна девица,
Лебедь белая Авдотья Лиходеевна:
– Ай, Михайло Потык сын Иванович!
Не целуй-ка ты меня да красной девицы:
У меня уста поганые,
Я ведь роду есть неверного,
Я неверного есть роду, некрещёная.
Как свезешь меня во стольный Киев град,
Приведешь во верушку крещёную,
В церкви Божией мы с тобою повенчаемся,
Да тогда с тобой и нацелуемся.

Молодой Михайло Потык сын Иванович
Брал ее за ручушки за белые,
За те перстни золочёные,
Посадил к себе да на добра коня,
Да повез во стольный Киев град.
А и будет он во стольном Киеве,
Приезжал на княженецкий двор,
Подъезжал к крылечку красному,
Соскочил скоренько со добра коня,
Проходил во гридню светлую,
Помолился Спасу образу,
Поклонился князю со княгинею
И на все на три-четыре стороны:
– Здравствуешь ты, ласковый Владимир князь!
Сослужил тебе я служебку,
Настрелял тебе я гусей-лебедей,
Перелётных малых уточек;
Сам себе добыл обручницу,
Лебедь белую Авдотью Лиходеевну.

– Ай, Михайло Потык сын Иванович!
Чем тебя мне наскоро пожаловать?
Городами ли со пригородками,
Али селами да со присёлками?

– Мне не надо городов со пригородками,
Мне и сел не надо со присёлками,
Дай-ка только мне поволечку великую
По царёвым кабакам ходить,
Пить вино по кабакам безденежно,
Где пить кружкою, где полукружкою,
Где полуведром, где и целым ведром.

Ласковый Владимир стольно-киевский
Дал ему поволечку великую
По царёвым кабакам ходить,
Пить вино по кабакам безденежно,
Где пить кружкою, где полукружкою,
Где полуведром, где и целым ведром.

А и только лишь во церкви во соборной
Ко вечерне в колокол ударили,
Молодой Михайло Потык сын Иванович
С белой лебедью Авдотьей Лиходеевной
Заходили в матушку во церковь Божию,
Служебку вечернюю отслушали.
Тут Михайло Потык сын Иванович
Низко клонится попам соборным,
Чтобы дали обрученье с красной девицей;
А попы-то тому делу радошны,
Скоро девицу крестили да молитвили,
Имя дали Марья Лебедь Белая,
Обрученье дали ей с Михайлушкой,
А и тут же повенчали их.

Молодые Богу помолилися,
Ко святым иконам приложилися,
Клали вместе заповедь великую:
Кто из них да наперед помрет,
То другому с ним во гроб живому лечь,
Во сыру землю идти да ни три месяца.

Выходили с матушки со церкви Божией,
Шли по славну городу по Киеву,
Шли в свои палаты белокаменны,
Стали жить да быть, семью сводить.
Да не много же у них житья было,
У Михайла Потыка Иванова
С молодой женою Марьей Лиходеевной,
Всего навсего да полгода.

Стал Михайло Потык сын Иванович
По царёвым кабакам ходить,
Пить вино по кабакам безденежно,
Где пить кружкою, где полукружкою,
Где полуведром, где и целым ведром.
Захотела Марья Лебедь Белая
Поискать над Мужем мудрости:
С вечера ли расхворалася,
Ко полуночи ли разболелася,
А ко утру и преставилась.

рибегает ко Михайле во царёв кабак
Брат названый молодой Добрынюшка,
Говорит ему да таковы слова:
– Ай, Михайло Потык, брат названый мой!
Ты здесь пьешь да прохлаждаешься,
А твоя ведь молода жена
Марья Лебедь Белая преставилась.

Как вскочил Михайло на резвы ноги,
Закричал Михайло во всю голову:
– Гой еси вы, братьица мои названые,
Старый Илья Муромец Иванович,
А и ты, Добрынюшка Никитич млад!
Вы пойдите-ка ко брату ко названому
Пораздумать думу крепкую.
Надо мне исполнить заповедь великую,
Надо в гроб живому лечь с покойницей,
Во сыру землю идти да на три месяца.
Стройте-ка домовище великое,
Чтобы можно было стоя стать,
Можно было бы и сидя сесть,
А при времечке и лёжа лечь.
Да кладите-ка хлеба-соли со водицею,
Чтоб запасу было на три месяца.
Скоро эти братьица названые
Строили домовище великое,
Чтобы можно было стоя стать,
Можно было бы и сидя сесть,
А при времечке и лёжа лечь.

Сам Михайло Потык сын Иванович
Шел скорым-скоро ко кузницам,
Приказал ковать клещи железные,
Трое прутьев да железных,
Трое прутьев да оловянных
Да еще ли трое медных.

Шел тогда к попам соборным,
Весть подать, что молода жена преставилась.
Приказали тут попы соборные
Тело мертвое ко церкви на санях привезть,
На церковной паперти поставити.

Стали-зачали копать могилушку,
Выкопали пребольшую, преглубокую,
Глубиной да шириной до двадцати сажен,
Собиралися попы да дьяконы
Со всем причетом церковным,
Погребали тело Марьино
Опускали со домовищем великим
В ту могилу преглубокую.
Опускался во сыру землю за телом мертвым
И Михайло Потык сын Иванович,
Брал с собой клещи железные,
Трое прутьев да железных,
Трое прутьев оловянных,
Да еще ли трое медных.
А те братьица названые
Клали хлеба-соли со водицею,
Чтоб запасу было на три месяца,
Клали свечи воску ярого да ладану;
Набивали обручи железные
На домовище великое,
Желтыми песками позасыпали,
Над могилой деревянный крест поставили,
Только место для верёвочки оставили,
А была верёвочка привязана
Ко тому ко колоколу ко соборному.

И сидит Михайло Потык сын Иванович,
С полудня сидит в могиле до полуночи;
Ради страху ли добыв огня,
Зажигает свечи воску ярого.
Как приходит время полуночное,
Подплыла змея да подземельная:
Раз лизнёт домовище – надлизнула,
Обручи железные полопались;
Во другой лизнёт – пролизнула,
Ряд дубова тёсу сдёрнула;
В третий раз лизнёт – во гроб плывет.

Увидала тут Михайла с молодой женой,
Взвеселилась, взрадовалася:
– А и буду же я нынче сытая,
Сытая я буду, неголодная:
Есть одно ли тело мертвое,
А другое ли живое человеческо.

Да Михайлушко на то не робок был:
Вынимал клещи железные,
Захватил в клещи змею проклятую,
Зачал сечь злодейку прутьями железными,
Расхлыстал все прутья да железные;
Принимается за прутья оловянные,
Расхлыстал и прутья оловянные;
Принимается за прутья медные…

Поклонилася ему змея, взмолилася:
– Ай же ты, Михайло Потык сын Иванович!
Не секи меня, змею, ты на умертвение,
А спусти меня, змею, ко морю синему,
Дам тебе я заповедь великую:
Принести тебе живой воды,
Оживить тебе жену-красавицу,
Молодую Марью Лебедь Белую.

Говорит Михайло Потык сын Иванович:
– Ай же ты, змея лукавая!
Ты отдай-ка мне в залог змеенышей.

Отдала ему змея в залог змеенышей,
Поплыла сама подземельем ко морю синему,
Принесла ему живой воды.
Как возьмет за шейку он змееныша,
Ступит ножкою на хвост змеенышу –
Пораздёрнул на-двое змееныша;
Как приложит во одно место по старому,
Раз брызнёт – и сросся он по старому,
Во другой брызнёт – зашевелился он,
В третий раз брызнёт – поплыл из гроба вон.
Молодую Марью Лебедь Белую
Раз брызнёт – в ней кровь заиграла,
Во другой брызнёт – зашевелилася,
В третий раз брызнёт – повыстала.

Проглаголила да таковы слова:
– Фу-фу-фу, а долго же проспала я!
Говорит Михайло Потык сын Иванович:
– Без меня бы ты и век спала.

За верёвочку ударил в колокол –
Услыхал соборный трапезник,
Побежал к могиле Марьиной –
Ан ко колоколу ко соборному
Из земли верёвочка торгается

Как вскричал Михайло во всю голову –
Мать Сыра Земля заколыбалася,
Теремки задрогли, зашаталися,
Все народ во Киеве ужахнулся,
Собирается к могиле да дивуется:
– Что за диво под землею деется?
Закричали разом все покойнички!

Говорит тут старый Илья Муромец
Молоду Добрынюшке Никитичу:
– Видно же, то братец наш названый есть;
Во сырой земле не долго пожилось:
Душно, знать, в могиле с телом мертвым.
И кричит он богатырским голосом.

Стали разрывать могилу скоро-наскоро,
Опускали лестницы великие;
Возстает на белый свет Михайлушко,
Молоду жену сам за рукав ведет,
С братцами назваными целуется.

Объявили тут попам соборным;
Поновили молодых святой водой,
Приказали жить им да по старому;
Стали жить они да долго здравствовать,
Меж собою времечко коротати.
А когда Михайло живучи состарился,
Живучи состарился да и преставился,
Вспомнили тогда попы соборные
Прежнюю их заповедь великую,
Стали хоронить Михайла Потыка,
Да зарыли с ним живую во сыру землю
И жену его – ту Лебедь Белую,
Молодую Марью Лиходеевну.

С этих пор им стала память вечная.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.