Сказка о лисице и сером волке

Одна лукавая лисица захотела поесть рыбки, а не знала, где взять; думала, думала, да и вздумала лечь на дорогу.
Мужик едет с рыбой, вдруг у мужика лошадь остановилась; мужик и говорит:
– Что бы это значило, что там лежит?
Пошел посмотреть; смотрит, а лежит лисица; он ее пнул, а она будто околела, он ее взял и положил в воз с рыбой да и закрыл рогожей. Идет мужик, радуется, что лисицу нашел славную, оттает, так оснимает. А лисица в эту пору прогрызла дыру на санях да и спускает по рыбке в дыру, а мужик гонит и ничего не знает. Вот лисица чуть не всю рыбу выудила из воза и выскочила из-под рогожи да и драла в лес. Мужик как-то остановился, посмотрел – лисицы нет, да и давай реветь; ревел-то он, ревел, чего сделаешь!
– Экая проклятая! Ведь отогрелась, черт ее возьми! Ну, а не дорого дана, не больно и жаль.
Он поезжай вперед, а не хватился рыбы.
А лисица пошла подбирать рыбку и сносила ее в свою лачужку да и лакомится. Приходит волк да и говорит:
– Хлеб-соль, кумушка!
– В хлев зашел, так двери ищи, куманек!
– Ой, милая кумушка, ты еще рыбку ешь?
– Как же! Сегодня маленько, бог дал, наудила!
– Ой ли! Где ты удила?
– В проруби, в проруби, мой миленький куманек!
– А как?
– Очень просто: только хвост-то угрузи в воду, так такие палтухи ссарапаются, что любо-два! Как дольше посидишь, так больше наудишь; не дергай скоро, дай заклёву; а если клевать не будет, то заговор читай – Рыбка, клюнь-попади, меня за хвост потяни!
Куманек опрометью кинулся на прорубь удить, пришел и запустил хвост свой в воду. Сидит, сидит, а клеву нет, да и только! В то время у него так хвост замерз в проруби, что и пятерым бы волкам его не вытащить.
Вот идет баба за водой и видит нашего рыбака; сперва гнала его словами, говоря:
– Пошел ты к черту, прожора, видишь, нашел место!
Потом она видит, что волк ни с места, подошла к нему и давай его коромыслом зваривать. Волк сколько ни ревел, ни бился, ни рвался, на все стороны метался, покуда хвост не оторвался, баба ему так назудила бока, что он кое-как уплелся.
А оисица в это время прибежала в избу, где жила баба, да и давай в квашне стряпать по-своему. Маленькие ребята убежали все на печь да и говорят лисице:
– Не тронь, не меси, собака, квашню! Мама сама пригустит ее!
Но лиса свое стебенит, тёпает тесто, да и только; назюзгалась так, что бока прочь, и рыло, и уши, все сыто.
Она успела отстряпаться до хозяйки т пошла легла на дорогу, по которой куманьку идти, лежит и стонет плутовка. Вот и идет волк и говорит ей:
– Нет, кумушка, плохой лов, слава богу, только хвост проудил, а не голову! Ох, кумушка, пошто это у тебя голова-то испроломана?
– Молчи уж лучше, куманек; видишь, у меня голова вся испроломана коромыслом и мозг-то вышел!
– Ой, бедная, нечего делать, садись на меня, увезу до двора.
Волк думает:
– Не мне же одному досталось.
Лисица расхохоталась:
– Хи-хи-хи, бит не битого везет.
Волк привез лису домой и бает ей:
-Не нужно ли духовника, кумушка любезная?
– Нет, куманек любезный, не проторься, я слышу теперь себя получше! Тебе не дурно ли, мой друг?
– Не знаю, скоро ли кровь не будет капать из хвоста, всякое место что-то не так покойно!
Лисица волку бает:
-Дай-ко я тебе заговорю кровь, как рукой снимет!
– Заговори, кумушка.
Она и давай заговаривать:
– Встань на камень, кровь не канет; встань на кирпич, кровь закипит; у сороки боли, у вороны боли, у сыча всех шибче. Ну, куманек, если не отвалится, так переболится.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.