Медведь и лиса

Подружились медведь с лисой и стали жить в одной избушке. И медведь как раз проговорился:
Вот, лиса, у меня ведь есть латок масла.
А лиса ведь лакома до масла и стала придумывать, как бы съесть масло у медведя. В один вечер, когда медведь лежал на печи, а лисица сидела на печи и пряла, вздумалось ей поесть масла. Читать далее

Лиса-лекарка

Бывал-живал старик со старухой. Старик посадил кочешок в подпольецо, а старуха в попелушку. У старухи в попелушке совсем завял кочешок, а у старика рос, рос, до полу дорос. Старик взял топор и вырубил на полу прямо кочешка дыру.
Кочешок опять рос, рос, до потолка дорос; старик опять взял топор и вырубил на потолке прямо кочешка дыру. Кочешок рос, рос до неба дорос. Читать далее

Лисичка-сестричка и волк

Жил себе дед да баба. Дед говорит бабе:
– Ты, баба, пеки пироги, а я поеду за рыбой.
Наловил рыбы и везет домой целый воз. Вот видит: лисичка свернулась калачиком и лежит на дороге. Дед слез с воза, подошел к лисичке, а она не ворохнется, лежит себе как мертвая.
– Вот будет подарок жене, – сказал дед, взял лисичку и положил на воз, а сам пошел впереди. А лисичка улучила время и стала выбрасывать полегоньку из воза все по рыбке да по рыбке, все по рыбке да по рыбке. Повыбросила всю рыбу и сама ушла.
– Ну, старуха, – говорит дед, – какой воротник привез я тебе на шубу!
– Где?
– Там, на возу, – и рыба и воротник.
Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы, и начала ругать мужа:
– Ах ты, старый! Ты еще вздумал обманывать!
Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мертвая; погоревал, погоревал, да делать нечего.
А лисичка собрала всю разбросанную по дороге рыбу в кучку, села и ест себе. Навстречу ей идет волк:
– Здравствуй, кумушка!
– Здравствуй, куманек!
– Дай мне рыбки!
– Налови сам, да и ешь.
– Я не умею.
– Эка, ведь я же наловила; ты, куманек, ступай на реку, опусти хвост в прорубь – рыба сама на хвост нацепляется, да смотри, сиди подольше, а то не наловишь.
Волк пошел на реку, опустил хвост в прорубь; дело-то было зимою. Уж он сидел, сидел, целую ночь просидел, хвост его и приморозило; попробовал было приподняться: не тут-то было.
– Эка, сколько рыбы привалило, и не вытащишь! – думает он.
Смотрит, а бабы идут за водой и кричат, завидя серого:
– Волк, волк! Бейте его! Бейте его!
Прибежали и начали колотить волка – кто коромыслом, кто ведром, чем кто попало. Волк прыгал-прыгал, оторвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.
– Хорошо же, – думает, – уж я тебе отплачу, кумушка!
А лисичка-сестричка, покушав рыбки, захотела попробовать, не удастся ли еще что-нибудь стянуть; забралась в одну избу, где бабы пекли блины, да попала головой в кадку с тестом, вымазалась и бежит. А волк ей навстречу:
– Так-то учишь ты? Меня всего поколотили!
– Эх, куманек, – говорит лисичка-сестричка, – у тебя хоть кровь выступила, а у меня мозг, меня больней твоего побили; я насилу плетусь.
– И то правда, – говорит волк, – где тебе, кумушка, уж идти; садись на меня, я тебя довезу.
Лисичка села ему на спину, он ее и понес. Вот лисичка-сестричка сидит, да потихоньку говорит:
– Битый небитого везет, битый небитого везет.
– Что ты, кумушка, говоришь?
– Я, куманек, говорю: битый битого везет.
– Так, кумушка, так.
– Давай, куманек, построим себе избушки.
– Давай, кумушка!
– Я себе построю лубяную, а ты себе ледяную.
Принялись за работу, сделали себе избушки: лисичке – лубяную, а волку – ледяную, и живут в них. Пришла весна, волчья избушка и растаяла.
– А, кумушка! – говорит волк. – Ты меня опять обманула, надо тебя за это съесть.
– Пойдем, куманек, еще поконаемся, кому-то кого достанется есть.
Вот лисичка-сестричка привела его в лес к глубокой яме и говорит:
– Прыгай! Если ты перепрыгнешь через яму – тебе меня есть, а не перепрыгнешь – мне тебя есть.
Волк прыгнул и попал в яму.
– Ну, – говорит лисичка, – сиди уж тут!
И сама ушла.
Идет она, несет скалочку в лапках и просится к мужичку в избу:
– Пусти лисичку-сестричку переночевать.
– У нас и без тебя тесно.
– Я не потесню вас; сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку.
Ее пустили. Она легла сама на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку. Рано поутру лисичка встала, сожгла свою скалочку, а после спрашивает:
– Где же моя скалочка? Я за нее и гусочку не возьму!
Мужик – делать нечего – отдал ей за скалочку и гусочку; взяла лисичка гусочку, идет и поет:

– Шла лисичка-сестричка по дорожке,
Несла скалочку;
За скалочку – гусочку!

Стук, стук, стук! – стучится она в избу к другому мужику.
– Кто там?
– Я лисичка-сестричка, пустите переночевать.
– У нас и без тебя тесно.
– Я не притесню вас; сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, гусочку под печку.
Ее пустили. Она легла сама на лавочку, хвостик под лавочку, гусочку под печку. Рано утром она вскочила, схватила гусочку, ощипала ее, съела и говорит:
– Где же моя гусочка? Я за нее индюшечку не возьму!
Мужик – делать нечего – отдал ей индюшечку; взяла лисичка индюшечку, идет и поет:

– Шла лисичка-сестричка по дорожке,
Несла скалочку;
За скалочку – гусочку,
За гусочку – индюшечку!

Стук, стук, стук! – стучится она в избу к третьему мужику.
– Кто там?
– Я – лисичка-сестричка, пустите переночевать.
– У нас и без тебя тесно.
– Я не притесню вас: сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, индюшечку под печку.
Ее пустили. Вот она легла на лавочку, хвостик под лавочку, индюшечку под печку. Рано утром лисичка вскочила, схватила индюшечку, ощипала ее, съела и говорит:
– Где же моя индюшечка? Я за нее не возьму и невесточку!
Мужик – делать нечего – отдал ей за индюшечку невесточку; лисичка посадила ее в мешок, идет и поет:

– Шла лисичка-сестричка по дорожке,
Несла скалочку;
За скалочку – гусочку,
За гусочку – индюшечку,
За индюшечку – невесточку!

Стук, стук, стук! – стучится она в избу к четвертому мужику.
– Кто там?
– Я – лисичка-сестричка, пустите переночевать.
– У нас и без тебя тесно.
– Я не потесню вас; сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, а мешок под печку.
Мужик потихоньку выпустил из мешка невесточку, а впихал туда собаку. Вот поутру лисичка-сестричка собралась в дорогу, взяла мешок, идет и говорит:
– Невесточка, пой песни! – а собака как зарычит.
Лисичка испугалась, как шваркнет мешок с собакою да бросилась бежать без оглядки.

Заячья избушка

Жили-были лиса да заяц. У лисицы была избенка ледяная, а у зайчика лубяная. Пришла весна-красна – у лисицы растаяла, а у зайчика стоит по-старому. Лиса попросилась у зайчика погреться да зайчика и выгнала.
Идет дорогой зайчик да плачет, а ему навстречу собаки:
– Тяф, тяф, тяф! Про что, зайчик, плачешь?
– А зайчик и говорит:
– Что вы, собаки! Как мне не плакать? Была у меня избенка Читать далее

Лисица и заяц

Жил-был зайчик да лисичка. У зайчика-то избушка лубяная, а у лисички-то – ледяная. Вот пришла весна – у лисички избушка и растаяла. Вот она пришла к зайчику проситься да и говорит:
– Кумонек, кумонек, пусти-ко меня на порожек!
Зайчик и говорит:
– Лезь, кумушка. Читать далее

Колобок

Жил-был старик со старухою. Просит старик:
– Испеки, старуха, колобок.
– Из чего печь-то? Муки нету.
– Э-эх, старуха! По коробу поскреби, по сусеку помети; авось муки и наберется.
Взяла старуха крылышко, по коробу поскребла, по сусеку помела, и набралось муки пригоршни с две. Замесила на сметане, изжарила в масле и положила на окошечко постудить. Читать далее

Как лиса шила волку шубу

Идет волк по лесу. Видит, дятел долбит дерево; он ему и говорит:
– Вот ты, дятел, все долбишь и долбишь, работаешь, работаешь, а дома за свой век построить не можешь!
А дятел волку и говорит:
– А ты, волк, все режешь и режешь скот, а шубы за свой век не сошьешь!
Подумал волк, что дятел правильно ему говорит. Приходит волк к лисе и говорит ей:
– Лиса, сшей мне шубу. А я тебе принесу овечек! Читать далее

Как звери зиму зимовали

Идет из деревни бык, а навстречу ему баран.
– Куда идешь? – спрашивает барана бык.
– Иду искать лето, – отвечает тот.
– Пошли вместе, – говорит бык.
И пошли они вместе. Идут вдвоем они, а навстречу им свинья идет.
– Куда идете, братцы? – спрашивает их свинья. Читать далее

Сказка о лисице и сером волке

Одна лукавая лисица захотела поесть рыбки, а не знала, где взять; думала, думала, да и вздумала лечь на дорогу.
Мужик едет с рыбой, вдруг у мужика лошадь остановилась; мужик и говорит:
– Что бы это значило, что там лежит?
Пошел посмотреть; смотрит, а лежит лисица; он ее пнул, а она будто околела, он ее взял и положил в воз с рыбой да и закрыл рогожей. Идет мужик, радуется, что лисицу нашел славную, оттает, так оснимает. А лисица в эту пору прогрызла дыру на санях да и спускает по рыбке в дыру, а мужик гонит и ничего не знает. Вот лисица чуть не всю рыбу выудила из воза и выскочила из-под рогожи да и драла в лес. Мужик как-то остановился, посмотрел – лисицы нет, да и давай реветь; ревел-то он, ревел, чего сделаешь!
– Экая проклятая! Ведь отогрелась, черт ее возьми! Ну, а не дорого дана, не больно и жаль.
Он поезжай вперед, а не хватился рыбы.
А лисица пошла подбирать рыбку и сносила ее в свою лачужку да и лакомится. Приходит волк да и говорит:
– Хлеб-соль, кумушка!
– В хлев зашел, так двери ищи, куманек!
– Ой, милая кумушка, ты еще рыбку ешь?
– Как же! Сегодня маленько, бог дал, наудила!
– Ой ли! Где ты удила?
– В проруби, в проруби, мой миленький куманек!
– А как?
– Очень просто: только хвост-то угрузи в воду, так такие палтухи ссарапаются, что любо-два! Как дольше посидишь, так больше наудишь; не дергай скоро, дай заклёву; а если клевать не будет, то заговор читай – Рыбка, клюнь-попади, меня за хвост потяни!
Куманек опрометью кинулся на прорубь удить, пришел и запустил хвост свой в воду. Сидит, сидит, а клеву нет, да и только! В то время у него так хвост замерз в проруби, что и пятерым бы волкам его не вытащить.
Вот идет баба за водой и видит нашего рыбака; сперва гнала его словами, говоря:
– Пошел ты к черту, прожора, видишь, нашел место!
Потом она видит, что волк ни с места, подошла к нему и давай его коромыслом зваривать. Волк сколько ни ревел, ни бился, ни рвался, на все стороны метался, покуда хвост не оторвался, баба ему так назудила бока, что он кое-как уплелся.
А оисица в это время прибежала в избу, где жила баба, да и давай в квашне стряпать по-своему. Маленькие ребята убежали все на печь да и говорят лисице:
– Не тронь, не меси, собака, квашню! Мама сама пригустит ее!
Но лиса свое стебенит, тёпает тесто, да и только; назюзгалась так, что бока прочь, и рыло, и уши, все сыто.
Она успела отстряпаться до хозяйки т пошла легла на дорогу, по которой куманьку идти, лежит и стонет плутовка. Вот и идет волк и говорит ей:
– Нет, кумушка, плохой лов, слава богу, только хвост проудил, а не голову! Ох, кумушка, пошто это у тебя голова-то испроломана?
– Молчи уж лучше, куманек; видишь, у меня голова вся испроломана коромыслом и мозг-то вышел!
– Ой, бедная, нечего делать, садись на меня, увезу до двора.
Волк думает:
– Не мне же одному досталось.
Лисица расхохоталась:
– Хи-хи-хи, бит не битого везет.
Волк привез лису домой и бает ей:
-Не нужно ли духовника, кумушка любезная?
– Нет, куманек любезный, не проторься, я слышу теперь себя получше! Тебе не дурно ли, мой друг?
– Не знаю, скоро ли кровь не будет капать из хвоста, всякое место что-то не так покойно!
Лисица волку бает:
-Дай-ко я тебе заговорю кровь, как рукой снимет!
– Заговори, кумушка.
Она и давай заговаривать:
– Встань на камень, кровь не канет; встань на кирпич, кровь закипит; у сороки боли, у вороны боли, у сыча всех шибче. Ну, куманек, если не отвалится, так переболится.

Здравствуй, читатель!

Рада приветствовать Вас, читатель! На этом сайте опубликованы былины, сказки и пословицы с поговорками самых старых изданий, которые мне удалось найти. На страницах сайта частично сохранена орфография старины (полностью сохраненную читать очень тяжело – уж очень слова отличаются от современных). Сайт пополняется и в будущем будет создан словарь-переводчик, если таковой понадобится. Заходите в гости почаще, ждем Вас!