Садко делается богатым гостем

Как во славном Нове-городе
Был Садко, веселый молодец;
Не имел он золотой казны,
А имел лишь гуселки яровчаты;
По пирам ходил-играл Садко,
Спотешал купцов, людей посадских.

Как тут над Садком случилося,
Целый день уж не зовут Садка да на почестен пир,
Не зовут другой да на почестен пир,
Не зовут и третий на почестен пир.
Как потом Садку соскучилось,
И пошел Садко ко Ильмень-озеру,
И садился да на бел-горюч камень,
Стал играть во гуселки яровчаты,
Да играл с утра до вечера.

Как тут в озере волна сходилася,
Как вода песком да замутилася,
Одолел Садка великий страх:
Выходил со озера Поддонный царь,
Говорил сам таковы слова:
– Благодарствую тебя, веселый молодец,
Что спотешил нас во озере:
У меня ведь столованье да почестен пир,
Всех развеселил ты мне гостей любезных.
Чем тебя, не знаю, жаловать:
Аль безсчетной золотой казной?
Ты ступай-ка, молодец, во свой во Новгород
И ударься о велик заклад
Со купцами со новгородскими:
Заложи им свою буйну голову,
С них же выряжай в ряду Гостином
Лавочки товара красного:
Что де рыба есть во Ильмень-озере,
Рыба чудная да золоты перья.
Как ударишь во велик заклад,
Поклонися башлыкам на Ильмень-озере,
Чтобы дали те три невода
С теми со людьми работными,
Неводы замётывай во озере:
Будет над тобою милость Божия.

Как пошел Садко от Ильмень-озера,
Как пришел во свой во Новгород,
Позвали Садка тут на почестен пир
Ко богатому купцу новогородскому.
Стали молодца подпаивать,
Стали молодцу поднашивать;
Заиграл Садко во гуселки яровчаты,
Сам перед гостями порасхвастался:
– Ай же вы, купцы новгородские!
Знаю чудо-чудное я в Ильмень-озере,
Экой рыбы чуда-чудного,
Чуда-чудного да золоты перья!

Позаспорились купцы новгородские:
-А не может быть во Ильмень-озере
Экой рыбы чуда-чудного,
Чуда-чудного да золоты перья!

– Ай же вы, купцы новогородские!
Будем биться о велик заклад:
Заложу я свою буйну голову –
Боле заложить мне нечего.

Говорят купцы новогородские:
– Мы заложим во ряду Гостином
Три купца да по три лавочки,
По три лавочки товара красного.

Походил тут скоро молодец
К башлыкам на Ильмень-озере,
Приходил к ним, низко кланялся,
Говорил сам таково слово:
– Гой еси вы, башлыки новогородские!
Дайте-ка вы мне три невода
С теми со людьми работными,
Рыбы половить в Ильмень-озере:
Я вас, молодцы, за то поблагодарствую!

Не отказывали башлыки Садку,
Сами шли да со людьми работными.
Выезжали молодцы во Ильмень-озеро,
Да закинули три невода во озеро:
Первый невод к берегу пришел –
В нем была вся рыба белая,
Белая ведь рыба мелкая.
И другой-то невод к берегу пришел –
Середь мелкой белой рыбинки
В нем была и рыба красная.
А и третий невод к берегу пришел –
В нем была одна уж рыба красная,
Рыба красная в три четверти.

И перевозились молодцы
С рыбой ловленою на Гостиный двор,
Клали рыбу во три погреба,
Запирали каждый погреб накрепко,
Караулы к каждому приставили.
Благодарствовал тут башлыков Садко:
Отдал за труды им сто рублей.
Сам пошел да по двору гостиному,
Созывал купцов новгородских:
– Ай же вы, купцы новгородские!
Вы ступайте-ка да поглядите-ка:
Наловил я рыбы чуда-чудного,
Чуда-чудного да золоты перья.

А и в первый погреб как заглянет он –
Двери-то насилу отперлись:
Где лежала рыба мелкая,
Все-то стали деньги дробные.
Во другой-то погреб как заглянет он:
Где была, средь мелкой рыбы, рыба красная,
Середь мелких дробных денежек
Очутилися червонцы красные.
В третий погреб как заглянет он:
Где одна была лишь рыба красная,
Все лежат червонцы красные.

Говорят купцы новгородские:
– А ведь правду говорил Садко,
Наловил он рыбы чуда-чудного,
Чуда-чудного да золоты перья.
Делать-то нам, братцы, видно нечего.

Отдали ему купцы новогородские
По три лавочки товара красного.
Записался тут Садко в купцы новогородские,
Стал и сам теперь купец, богатый гость;
Зачал торговать теперечко
В своем во Нове-городе,
Зачал ездить, торговать по всем местам,
По всем прочим городам по дальним,
Получать стал барыши великие.

А и взял себе тут молоду жену,
Выстроил палаты белокаменны,
Все в палатушках устроил по-небесному:
На небе ли красно солнышко –
И в палатах красно солнышко;
На небе ли млад светёл месяц –
И в палатах млад светёл месяц;
На небе ли звезды частые –
И в палатах звезды частые;
Всем Садко свои палатушки
Изукрасил по-небесному.

Заводил Садко купец, богатый гость,
Столованье тут почестен пир
На купцов на всех новогородскиих
Да на тех людей посадских,
Настоятелей новгородских:
На того Луку Зиновьева,
На другого – на Фому Назарьева.
Как теперь-то на честном пиру
До-сыта все наедалися,
До-пьяна все напивалися,
Похвальбами похвалялися:
Иной хвастает добрым конем,
Иной – силою-удачею великою,
Иной – славныим отечеством,
А иной – удалым молодечеством,
Умный хвастает отцом да матушкой,
А безумный – молодой женой.

И Садко с хмелю захвастался:
– А и гой еси вы, молодцы, славны купцы!
Иной хвастает у вас былицею,
А иной и небылицею;
Чем-то будет мне, Садку, теперь похвастати?
У меня ли золота казна не тощится,
У меня ли цветно платьице не держится,
У меня дружинушка хоробра не меняется.
Коли будет чем Садку похвастати,
Так безсчетной золотой казной:
Припасите мне товаров в Нове-городе
На три дня и в три уповода;
И худые-то товары все и добрые
Выкуплю в три дня и в три уповода,
Не оставлю вам товаров ни на денежку,
Ни на малую полушечку;
А коли товаров всех не выкуплю,
Заплачу я вам казны сто тысячей.

Как тут люди да посадские,
Настоятели новогородские,
За те речи принималися,
Сделали им записи великие.
Скоро все тут с пиру разъезжалися,
Со честного разбиралися
По своим домам да по своим местам.

А Садко купец, богатый гость,
На другой день встал раным-рано,
Разбудил свою дружинушку хоробрую,
До-люби давал им золотой казны,
Да спущал по улицам торговыим
Всякие товары в Нове-городе
Закупать ценой повольною;
Сам шел во гостиный ряд,
Выкупал ценой повольною
Все товары, и худые-то и добрые,
Не оставил ведь товару ни на денежку,
Ни на малую полушечку.
И вложил Господь желание в ретиво сердце:
Шел Садко, храм Божий сорудил,
Что во имя ли Стефана Архидъякона,
Кресты-маковицы золотом позолотил,
Все честны иконы изукрашивал,
Чистым жемчугом усаживал,
Царски двери вызолачивал.

По другой день ходит он по Нову-городу:
А товару вдвое против прежняго
Принавезено да принаполнено
На великую на славу Нова-города.
Выкупил товары он и по другой день,
И худые все и добрые,
Не оставил ни на денежку,
Ни на полушечку.
И вложил Господь желанье в ретиво сердце:
Шел Садко, храм Божий сорудил
Что во имя Софии Премудрой,
Кресты-маковицы золотом позолотил,
Все честны иконы изукрашивал,
Чистым жемчугом усаживал,
Царски двери вызолачивал.

Ходит он по Нову-городу на третий день:
А товару втрое против прежнего
Принавезено да принаполнено:
Подоспели, знать, товары-то заморские
На великую на славу Нова-города.
Выкупил Садко товары в половину дня,
И худые-то и добрые,
Не оставил ни на денежку,
Ни на малую полушечку,
Много у Садка еще казны осталося;
И вложил Господь желанье в ретиво сердце:
Шел Садко, храм Божий сорудил
Что во имя Николая да Можайского,
Кресты-маковицы золотом позолотил,
Все честны иконы изукрашивал,
Чистым жемчугом усаживал,
Царски двери вызолачивал.

А и ходит по четвертый день Садко
По всему по Нову-городу,
Целый день ходил до вечера:
Не нашел товаров в Нове-городе
Ни на денежку, на малую полушечку.
Заходил Садко во тёмный ряд:
Черепаны тут стоят, гнилы горшки,
Все гнилы горшки одни да битые.
Усмехается на то Садко,
Выкупает и гнилы горшки,
Говорит сам таково слово:

– Пригодятся черепки – детям играть,
Поминать Садка, гостя богатого!
Что богат не я, Садко, а Новгород
Всякими товарами заморскими:
Черепанами, горшками битыми!

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.