Садко в поддонном царстве

Как по морю, морю синему
Тридцать чёрных кораблей плывут,
А один корабль-то передом летит,
Передом летит, что бел кречёт –
Самого Садко, гостя богатого.

 

Как сходилась тут погода сильная.
Все-то корабли что соколы летят,
А Садков корабль-то становиться стал,
Застоялся середи моря.
И волной-то бьет и паруса-то рвет,
Изломает весь корабль сейчас –
А корабль ни с места на синём море.

Воскричит Садко тут громким голосом:
– Ай же, дружки-братья, корабельщики!
Вы берите-ка щупы железные,
Щупайте-ка во синём море:
Нет ли там луды подводной
Нет ли отмели песочной?

Они щупали в синём море;
Не нашли луды подводной,
Не нашли и отмели песочной.

Воскричал Садко купец, богатый гость:
– Эй вы, дружки-братья, корабельщики!
Вы спускайте в море мёртвы якори,
Становитесь все по поряди.
Опускали в море мёртвы якори,
Становились все по поряди,
Собирались на один корабль.

И возговорит Садко купец:
– Ай вы, дружки-братья, корабельщики!
Я, Садко, теперь ведь знаю-ведаю:
Бегаем мы по морю двенадцать лет,
А тому Царю Поддонному
Не платили дани-пошлины,
Никогда ему ведь во синё море
Не опускивали хлеб-соли:
Верно, – пошлины с нас требует!
Вы возьмите-ка, мечите во синё море
Бочку-сороковку чиста серебра.

Брали бочку-сороковку чиста серебра
И метали во синё море.
Все волной-то бьет, и паруса-то рвет,
Изломает весь корабль сейчас;
Сам корабль ни с места на синём море.

Говорит Садко купец, богатый гость:
– Знать, и этой дани мало во синё море,
Вы берите третью бочку – скатна жемчугу
И кидайте во синё море.

Брали третью бочку – скатна жемчугу
И кидали во синё море.
Все волной-то бьет, и паруса-то рвет,
Изломает весь корабль сейчас;
Сам корабль ни с места на синём море.

Говорит Садко купец, богатый гость:
– Ай вы, дружки-братья, корабельщики!
Знать, не дани Царь Поддонный требует:
Требует он голову да человеческу.
Не бранил ли кто из вас отца да матери,
Да не клялся ли кто родом-племенем?
Уж вы режьте жеребья поволжаны;
Всяк пишись на жеребье поименно,
И бросайте во синё море:
Чьи тут жеребья да поверху плывут,
Тех ли душеньки знать правые;
А чьи жеребья ко дну пойдут,
Тем идти к Царю Поддонному.

И забрасывали жеребья поволжаны,
Сам Садко закинул хмелево перо:
Все-то жеребья ли поверху плывут,
Как бы яры гоголи по заводям;
Один только жеребий ключом ко дну –
Хмелево перо Садко богатого.

Говорит Садко купец, богатый гость:
– Это, братцы, жеребья неправильны!
Режьте жеребья ветляные,
Да которые ко дну пойдут,
То ли душеньки, знать, правые.

Сам закидывал булатный жеребий,
Синего булату да заморского,
Весом жеребий во десять пуд.
Все-то жеребья ключом ко дну,
Один только поверху плывет –
Жеребий булатный самого Садко.

И возговорит Садко, богатый гость:
– Знать, беда пришла мне неминучая:
Самому Садку идти к Царю Поддонному!
Уж вы, дружки-братья, корабельщики,
Принесите-ка мне шубу соболиную.

Скоро тут он снаряжается:
И берет он гуселки яровчаты
С золотыми струнками звончатыми,
И прощается с дружиною хороброю,
И прощается с белым светом,
Отвезти еще велит поклон
Молодой жене во Нове-городе.
И спущали сходеньку серебряну,
Что серебряну под красным золотом;
Походил Садко, спущался на синё море,
Сам садился на дощечку на дубовую,
Понесло Садко да по синю морю.
А его дружинушка хоробрая
Принимала сходенку серебряну,
Что серебряну под красным золотом.
Побежал кораблик по синю морю;
Все-то корабли что соколы летят,
А один корабль-то передом бежит,
Передом бежит как бел кречёт –
Самого Садко, гостя богатого.

В те поры молитвами великими
Самого Садко, гостя богатого,
Подымалася погода тихая,
И заснул Садко глубоким сном.
Коротко ли было, долго ли,
Просыпается Садко, дивуется:
Очутился во синём море, на самом дне;
Перед ним палаты белокаменны,
А сквозь воду светит красно солнышко.

Заходил Садко в палаты белокаменны;
А сидит там сам Поддонный царь
Со своей царицею Поддонною,
Меж собою переталкивают, споруют.
Бьет челом Садко царю с царицею,
Говорит сам таковы слова:
– Ай ты, батюшка Поддонный царь!
А зачем меня сюда ты требовал?

Говорит ему Поддонный царь:
– А затем тебя сюда я требовал:
Ты скажи по правде, не утай себя,
Что у вас там, на Руси, дороже есть?
У меня с царицей разговор идет:
Я-то спорю, что дороже красно золото,
А царица, что железо де булатное.

Говорит Садко купец, богатый гость:
– Ай ты, батюшка Поддонный царь!
Я скажу по правде вам, не утаю себя:
Красно золото у нас, на Руси, дорого,
Да булатное железо не дешевле есть;
Ведь без красна золота-то сколько можно жить,
Без железа же булатного жить не можно,
Не можно жить никакому званию.

Говорит царица да Поддонная:
-А не даром же я спорила,
Что железо-то булатное дороже есть!

Не слюбились те слова царю Поддонному;
Как вскочил он на резвы ноги,
Скоро схватит саблю острую,
Чуть было – и отсечет ей буйну голову…
Поскорее ли того Садко
Брал свои гусёлышки звончатыя,
Да ударил по тем струнам золочёным –
Опускались руки у царя Поддонного,
Выпала на пол сабля острая.
А сам-то распотешился,
Стал Поддонный царь скакать-плясать
По палате белокаменной,
Шубой машет и полами бьет,
Бьет полами по белым стенам.
Проиграл Садко да ровно три часа.

Как тут тронуло в плечо его во правое,
Обернулся за себя Садко:
Позади стоит царица да Поддонная,
Говорит ему да таковы слова:
– Как уж полно те играть, Садку,
Рви ты струны золочёные
И сломай свои гусёлышки звончатые:
Тебе кажется, что скачет по палатам царь,
А он скачет по крутым кряжам,
По крутым кряжам, по берегам;
Распотешился Поддонный царь –
А синё море восколебалося,
Быстры реки разливалися,
Тонут-гинут бусы-корабли,
А и многи души безповинные.

Изорвал Садко тут струны золочёныя
И сломал гуселышки звончатые.
Перестал Поддонный царь скакать-плясать:
Улеглося море синее,
И утихли реки быстрые.
Говорит Садко Поддонный царь:
– Распотешил ты мне душу, молодец,
Взвеселил мне буйну голову!
Чем бы мне тебя поблагодарствовать?
Не угодно ли жениться те в синём море
Что на душечке на красной девушке?

Говорит Садко купец, богатый гость:
– Надо мною волюшка твоя в синём море.
И пошел Поддонный царь по красных девушек.
Говорит Садку царица да Поддонная:
– Ай же ты, Садко купец, богатый гость!
Как начнет тебя женить Поддонный царь,
Приведет он триста красных девушек,
Чтобы выбрал ты княгинюшку по разуму, –
Перво триста стадо пропусти, смотри,
Не бери себе княгинюшки;
И другое триста стадо пропусти, смотри,
Не бери себе княгинюшки.
А как третье триста стадо пропускать зачнешь –
На конце идет, увидишь, девица,
Коей хуже нет, чернее нет:
Ту проси себе в княгинюшки.
Да смотри, когда поженишься,
Не целуй, не обнимай ее.
Быть тебе тогда ведь на святой Руси,
Увидать тогда и белый свет,
Увидать и солнце красное.

Приводил царь триста красных девушек,
Приглашал Садка, купца богатого,
Выбирать себе княгинюшку по разуму.
Перво триста стадо пропустил Садко:
– Нет де мне княгинюшки по разуму.
И другое триста стадо пропустил Садко:
– Нет и в этом стаде мне княгинюшки.
Как тут третье триста стадо пропускать зачал –
Увидал в конце остатном девицу,
Коей хуже нет, чернее нет.
Брал ее себе в княгинюшки по разуму:
– Ай ты, батюшка Поддонный царь!
Эта мне девица полюбилася.

Не отказывал ему Поддонный царь,
Отдавал ему девицу во княгинюшки;
Заводил по них почестен пир,
Столованьице на весь поддонный мир.
Не забыл Садко наказа строгого:
Не обнял он, не поцеловал жены,
А как после пиру заспал в крепкий сон,
Свои рученьки еще к груди прижал…
Поутру проснулся ото сна Садко –
Увидал тут белый Божий свет,
Увидал и солнце красное.
Сам лежит-то он под Новым –городом,
На крутом кряжу у Волх-реки,
Только левою-то ногою во быстрой реке,
А жены поддонной и во слыху нет.

И вскочил Садко тут, испужался он,
Оглянулся на родной свой Новгород:
Свою церковь, свой приход узнал,
Николая да Можайского,
Осенил себя крестом своим.
И глядит Садко по Волх-реке:
От того от озера от Ильменя
Да по славной матушке по Волх-реке,
Тридцать черных кораблей бегут,
А один корабль-то передом летит,
Передом летит, что бел кречёт –
Самого Садко, гостя богатого.

Как увидела дружинушка хоробрая,
Что стоит Садко да на крутом кряжу,
Счудовалася дружина, сдивовалася:
– Поминали мы Садка в синём море,
А Садко встречает нас со Волх-реки,
Очутился впереди нас в Нове-городе.

Становили корабли на пристани,
Пометали сходни на крутой берёг.
И здоровкался Садко с дружиною:
– Здравствуйте вы, дружки-братья, корабельщики!
И повел в свои палаты белокаменны.

Взрадовалася тут молода жена
И брала Садко за ручки белые,
Целовала во уста сахарные,
Говорила таковы слова:
– Ай же ты, любимая семеюшка!
Полно тебе ездить по синю морю,
Тосковать мое ретивое сердечушко
По твоей по буйной головушке:
Много есть у нас именьица-богачества,
И растет у нас ведь малое детище.

А и стал Садко тут с кораблей своих
Выгружать свое именьице,
Стал выкатывать несчетну золоту казну –
Во три дни не выгрузил, не выкатал.
И не стал Садко уж ездить на синё море,
Поживать стал в Нове-городе.

Да теперь тому всему славу поют.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.