Соловей Будимирович

Высота-ли – высота поднебесная!
Глубота – глубота океан-море!
Широко раздолье – по всей земле!
Глубоки-темные омуты Днепровские!

Из-под дуба было, дуба сырого,
Из-под вяза, вяза из-под червлёного,
Из-под кустышка да из-под ракитова,
Из-под березыньки да из-под кудрявой,
Из-под камешка да из-под белого
Выходила, выбегала мать Днепра-река,
Пала устьем в море, море Чёрное.

Из-за моря, моря Чёрного
Из-за того Лукоморья зелёного,
Ото славного города от Веденца,
По той матушке да по Днепре-реке
Как не чёрные тученьки затучили,
Как не синие облачки задёргали –
Выбегали-выгребали тридцать кораблей,
Тридцать кораблей да все червлёных:
А один кораблик наперед бежит,
Наперёд бежит да как сокол летит,
Хорошо корабли изукрашены,
Хорошо корабли изнаряжены,
А сокол-кораблик получше всех:
Высоко головушка приподнята,
Нос-корма сведены по туриному,
Широкие бока по-звериному –
Хорошо наш кораблик изукрашен всем!

Вместо очей было вставлено
По дорогому по камню по яхонту,
Вместо бровей было врощено
По заморскому черному соболю,
Вместо усов было воткнуто
Два булатные острые ножичка,
Вместо ушей было вдёргано
Два горностаюшка зимние –
Хорошо наш кораблик изукрашен всем!

Вместо гривы было прибивано
Две лисицы бурые заморские,
Вместо хвоста повешано
Два медведя белые заморские –
Хорошо наш кораблик изукрашен всем!

Тонки парусы были дорогой камки,
Дорогой камочки хрущатой,
Толсты снасти-канаты семи шелков,
Остры якори были булатные,
А колечки у якорей серебряные,
Еще лапочки были золоченые –
Хорошо наш кораблик изукрашен всем!

Среди того сокола-кораблика
Чердачёк стоит муравленный,
Потолок подёрнут рытым бархотом,
Стены крыты-обиты черным соболем,
Изнавешаны лисицами-куницами,
Дорогими соболями заморскими.
В чердаке – беседочки седельные,
На беседочках сидит купав молодец
Молодой Соловей сын Будимирович,
Со своей государыней со матушкой,
С молодой Ульяной Васильевной.

А вокруг сидит его дружинушка,
До трехсот молодцев переборных;
У всех платье одето скурлат-сукна,
Кушаками подпоясаны шёлковыми,
На головках шляпочки пуховые,
А на ножках сапожки зелён сафьян,
На сапожках пряжечки серебряные,
А подбиты гвоздочками золочеными.
Молодой Соловей сын Будимирович
Во гусёлышки играет во яровчатые,
Струнку к струнке натягивает,
Наигрыш по голосу налаживает,
По звончатым струночкам похаживает,
Игры-сыгрыши ведет от Царя-града,
А другие ведет от Иерусалима,
И все малые припевки из-за синего моря,
Из-за синего моря Веденецкого,
Из-за Лукоморья зелёного;
Веселит родитель-матушку,
Молодую Ульяну Васильевну,
Спотешает дружину хоробрую.

Как встает тут Соловей со беседушки,
По кораблику по соколу похаживает,
Жёлтыми кудёрками потряхивает,
Говорит сам таковы слова:
– Гой еси вы, гости-корабельщики,
И вы все целовальники любимые!
Вы послушайте-ка братца большего,
Делайте-ка дело повеленное:
Подымайте все парусы хрущатые,
Побегайте ко славному ко Киеву,
К ласковому князю ко Владимиру.

Они слушали братца большего,
Делали дело повеленное:
Подымали все парусы хрущатые,
Побегали ко славному ко Киеву,
К ласковому князю ко Владимиру.

Говорит Соловей сын Будимирович:
– Гой вы, братцы, гости-корабельщики,
И вы все, целовальники любимые!
Вы берите-ка щупалы железные,
Щупалы железные, долгомерные,
Щупайте-ка во славном во синем море,
Меряйте лудья подводные,
Чтобы нам, молодцам, проехати.

Они делали дело повеленное:
Брали щупалы железные, долгомерные,
Щупали во славном во синем море,
Лудья подводные проехали.

Говорит молодой Соловеюшко:
– Гой вы, братцы, гости-корабельщики,
И вы все, целовальники любимые!
Восставайте-ка на реи на верхние,
Поглядите-ка на славный на Киев град?
Далеко ли славный Киев град?
Поглядите пристань корабельную,
Чтобы нам, молодцам, попасть туда.

Они делали дело повеленное:
Восставали на реи на верхние,
Говорят сами таковы слова:
– Ай ты, млад Соловей сын Будимирович,
Не далеко стоит стольный Киев град,
И видать уж пристань корабельную.

Скоро ехали-проехали под Киев град,
Забегали во пристань корабельную,
Остры якори метали во Днепру-реку.
Говорит опять Соловеюшко:
– Гой вы, братцы, гости-корабельщики,
И вы, целовальники любимые!
Вы мечите-ка три сходенки на крут бережок:
Первую сходенку мечите золоченую,
Другую сходенку мечите серебряную,
Третью сходенку мечите поволжаную:
Да берите-ка подарочков умильных;
Дорогих соболей, куниц да лисиц,
А и матушки камочки заморские:
Что заморские камочки узорчатые.

Они делали дело повеленное:
Пометали три сходенки на крут бережок,
Брали те подарочки умильные,
Сам берет он гусёлышки яровчатые
Да идет по сходенке золоченой,
Его матушка идет по серебряной,
А хоробрая дружина по поволжаной,
И пошел он на славный княжеский двор;
Входит прямо в гридню светлую,
Крест кладет да по–писаному,
И поклоны ведет по-учёному,
На все три на четыре стороны,
Князю солнышку Владимиру в особину,
Подает ему подарочки умильные:
Дорогих соболей, куниц да лисиц,
А ту матушку камочку узорчатую
Молодой княгинюшке Апраксии,
Говорит сам таковы слова:
– Принимайте худые подарочки,
А на злате-серебре не прогневаться.

Князю солнышку дары полюбились,
А княгинюшке наипаче того,
Развернула камочку – дивуется,
На плечах головушка качается:
Что камочка-то двуличнева,
В красном золоте не согнется,
В чистом серебре не сломится,
Жемчугом кругом изнасажена;
Да не дорого столько злато-серебро,
Сколько дороги узоры заморские:
Все-то хитрости на них Царя-града,
Все-то мудрости Иерусалима,
А все замыслы Соловья Будимирова.

Воспроговорит княгиня Апраксия:
– Ай ты, солнышко князь стольно-киевский!
Ты умей-ка честить добра молодца,
Ты умей-ка его пожаловати.
Воспроговорит князь стольно-киевский:
– Гой ты, душечка, удалый добрый молодец!
Ты не царь ли какой, не царевич ли,
Не король какой, не королевич ли?
За твои за подарочки умильные
Как тебя честить, чем жаловать?
Города ль тебе надо с пригородками,
Али сёла тебе надо со присёлками,
Али надо бесчетной золотой казны?

Отвечает Соловей Будимирович:
– Гой еси ты, князь стольно-киевский!
Как не царь я, не царевич я,
Не король, не королевич я,
Как торговый я гость из-за синего моря,
Ото славного города Веденца,
Молодой Соловей сын Будимирович.
И не надо городов мне с пригородками,
И не надо мне сёл с присёлками,
И не надо безсчетной золотой казны –
У меня и своей есть до-люби.

– Гой еси ты, Соловей Будимирович!
Так зачем же ты пожаловал сюда?
Не торгом ли торговать на съезде ко мне,
Аль приехал так, на житье пожить?
Ответ держит млад Соловеюшко:
– Не торгом торговать на съезде к тебе,
Я приехал так, на житье пожить
За твоей за лаской княжескою.
Бласлови мне, князь, слово вымолвить:
Ты позволь мне местечка малешенько,
Где построить, поставить бы три терема.

Говорит ему князь стольно-киевский:
– А ты стройся-ка на горке конной,
Где женки да бабы пироги пекут,
Где малые ребятки калачи продают,
Калачи продают, барышничают.

– Как уж горка-то конная мне не люба,
Где женки да бабы пироги пекут,
Где малые ребятки калачи продают,
Калачи продают, барышничают.
Уж ты дай-ка местечко мне подле себя,
У своей, государь, племянницы,
Молодой Забавы Путятичны,
Во её зеленом саду,
В вишенье да в орешенье.

И проговорит Владимир таково слово:
– За твои за подарки великие,
За твои за речи учливые,
Ты бери себе место где прилюбится,
В зеленом саду хоть в Забавином,
В вишенье да в орешенье.
– Благодарствуешь, князь стольно-киевский,
На твоей почестке на княжеской.

Скоро тут Соловей поворот держал,
Приходил ко дружинушке хороброй,
Проговорил да таковы слова:
– Гой вы, братцы, дружинушка хоробрая!
Вы послушайте-ка братца большего,
Делайте-ка дело повеленное:
Скидывайте-ка кафтаны скурлат-сукна,
Надевайте кожанцы рабочие,
Разувайте сапожки зелён-сафьян,
Обувайте лапотцы липовые,
Берите топорики булатные,
Подите в Забавин зелён сад,
Поставьте мне в вишенье, в орешенье
К утру-свету три терема златоверхих,
Что верхи бы со верхами совивались,
Совивались да соплетались,
Молодая Забава Путятична
На верхи бы на те огляделась,
Нам самим бы с утра туда жить пойти.

Они слушали братца большего,
Делали дело повеленное:
Скидывали кафтанцы скулат-сукна,
Надевали кожанцы рабочие,
Разували сапожки зелён-сафьян,
Обували лапотцы липовые,
Брали топорики булатные,
Скоро шли во Забавин зелёный сад;
Со поздня вечера до полуночи
Будто дятлы в дерево пощелкивали,
А к полуночи поспели три терема,
Что верхи-то со верхами совиваются.
Совиваются да соплетаются,
В теремах трое сеничек снарядных:
Первые сенички – решетчатые,
Други сенички – стекольчатые,
Третьи сенички – красна золота;
А вокруг поставлен булатный тын,
По середочке – гостиный двор;
К утру-свету туда и жить пошли.

Зазвонили рано к заутрене,
Ото сна Забава пробуждалась,
Поглядела во окошечко косящатое,
Во хороший свой, во зелёный сад,
В вишенье да в орешенье –
Счудовалась Забава, сдивовалась:
Во хорошем её, во зелёном саду
Что стоят три терема златоверхие,
Во-четвертых стоит гостиный двор.

Говорила Забава дочь Путятична:
– Что за чудо теперь счудилось?
За ночь пиво-вино воспрокурилось?
Ай вы, нянюшки мои да мамушки,
Ай вы, красные сенные девушки!
Вы подите-ка, поглядите-ка:
Как вечор-то стоял мой зелён сад,
Как стоял он вечор пустым-пусто:
А теперичко стоит густым-густо:
Три построено в нем терема златоверхих,
Во четвертом построен гостиный двор.

Отвечают ей нянюшки, мамушки,
Её красные сенные девушки:
– Ай ты, матушка Забавушка Путятична!
Ты изволь-ка сама сходить, посмотреть:
Твое счастье к тебе ведь во двор пришло.

Скоро тут Забава наряжается:
Обувала башмачки на босу ногу,
Надевала накидничек на одно плечо,
Подвязала платочком шёлковым,
Брала за руку любезную подручницу,
По крылечку спущалась полегошенько,
По дорожке бежала поскорёшенько,
Во хороший свой, во зелёный сад,
В вишенье да в орешенье.

Как у первого терема послушала,
У тех сеничек у решетчатых –
В том тереме ли стучит-бренчит,
Стучит-бренчит, щелчит-молчит:
Тут лежит Соловьёва золотая казна,
Золотая казна безсчетная.
У другого терема послушала,
У тех сеничек у стекольчатых –
В этом тереме шепотком говорят:
Тут старушечка богу молится,
За любимое чадо умаливает.
За молодого Соловья Будимирова.

Как у третьего терема послушала,
У тех сеничек золоченых –
В этом тереме во гудки гудят,
Во гусёлышки играют-наигрывают,
Пляшут, скачут, поют, прикокуивают:
Соловьева тут дружинушка хоробрая,
А и сам Соловей сын Будимирович.
Говорит Забава дочь Путятична:
– Ай же ты, любезная подручница!
А зайдем-ка мы во терем с тобой.

Заходили они в сени золоченые,
Отворяли во терём двери на-пяту –
А и больно тут Забава испугалась,
Чудо в тереме ей показалось:
Солнце на небе – солнце и в тереме,
Звезды на небе – звезды и в тереме,
Зори на небе – зори и в тереме,
А и вся красота поднебесная.
В одном ли углу говорят-гуторят,
Во другом ли поют, во гудки гудят,
Во гусёлки играют да звончатые,
На седелке идут смехи, скок да пляс,
А и всякие утехи наказанные.

Испугалась Забава, перепалась,
Подломились её ноженьки резвые.
Молодой Соловейко догадлив был,
Побросал гусёлки звончатые,
Подхватил красну девицу за белы ручки,
Становил ее на резвы ножки,
Поклонился, девицу поздравствовал:
– А и здравствуешь, Забавушка Путятична,
Молодая княжеская племянница!

Поклонилась Забава низёшенько,
Говорила сама да скорёшенько:
– Ай ты, душечка, заезжий добрый молодец!
Ты ли, молодец, холост, неженен есть,
Да и я красна девица, на выданье.

Говорит Соловей Будимирович:
– Всем ты, девица, мне в любовь пришла,
Тем лишь, девица, мне не прилюбилась,
Что сама себя, девица, просватала.

Как тут девица прослезилась,
Со девичьего стыда со великого,
Поскорёшенько поворот держит,
Поворот держит, домой бежит.
А сам Соловей сын Будимирович
Во сердцах-то на то не осердился,
Как идёт он скорёшенько,
Скорёшенько идёт, скорым-скоро
К князю солнышку большим сватом,
Князю солнышку низко покланяется,
Говорит сам таковы слова:
– Гой еси ты, князь стольно-киевский,
Как зашел я к тебе доклад держать;
Бласлови мне, князь, слово вымолвить.

Говорит ему князь стольно-киевский:
– Гой еси ты, млад Соловеюшко!
А какой ты зашел мне доклад держать?
– Я такой-то зашел доклад держать –
Что о добром деле, о сватовстве.
Есть любимая у тебя племянница,
А нельзя ли меня ее замуж отдать?

Как тут правили они рукобитьице,
Как просватал князь стольно-киевский
Ту любимую свою племянницу
За млада Соловья да Будимирова,
Как пошел у них почестен пир,
А честным пирком и за свадебку.

Приходил тут добрый молодец,
Соловеюшко сын Будимирович,
Брал ее, красную девицу, за белы ручки,
И пошли они с девицей в церковь божию,
Золотыми перстнями обручались,
Золотыми венцами повенчались.
Как завеяла-пошла тут поветер
По той славной по Днепре-реке,
Молодой Соловей сын Будимирович
Скоро с князем солнышком прощается,
На сокол-кораблик свой собирается
С молодой Забавушкой Путятичной,
Со своею родной матушкой,
Со своей дружинушкой хороброй,
Сам по соколу-кораблику похаживает,
Жёлтыми кудёрками потряхивает,
Говорит да таковы слова:
– Гой еси вы, гости-корабельщики,
И вы все целовальники любимые!
Вы послушайте-ка братца большего,
Делайте-ка дело повеленное:
Вы снимайте сходенки со бережка,
Подымайте якори булатные,
Распускайте парусы хрущатые,
Поезжайте во славно синё море
Ко тому Лукоморью зеленому,
Да во славную землю Веденецкую.

Они сделали дело повеленное:
Брали сходенки со бережка,
Поднимали якори булатные,
Распускали парусы хрущатые;
Выбегают-выгребают тридцать кораблей,
Впереди всех бежит сокол-корабль
По той матушке по Днепре-реке
Да ко славному синему морю.

Глубоки – темные омуты Днепровские!
Широко раздолье по всей земле!
Глубота –глубота океан-море!
Высота – высота поднебесная!..

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.