Святогор

На крутых горах, на Святых Горах,
Великан-богатырь Святогор сидел,
Да не ездил он на Святую Русь:
Не носила его Мать Сыра Земля.

Захотелося раз богатырю
Погулять во раздольице чистом поле –
Заседлал он коня богатырского,
Выезжает в путь-дороженьку.
Встрепенулося сердце молодецкое,
Заиграла силушка по жилочкам,
Так вот живчиком и переливается;
А и грузно ему от этой силушки,
Грузно, будто от тяжкого бремени:
Не с кем силой-то богатырю померяться.
И выкидывает он палицу булатную
Выше облака ходячего из виду вон,
На белы руки опять подхватывает:
– Кабы мне да земную тягу найти,
Утвердил бы в небеси кольцо,
Привязал бы к кольцу цепь железную,
Притянул бы небо к земле-матушке,
Повернул бы землю краем вверх,
И смешал бы земных со небесными!

Усмотрел он тут во чистом поле
Добра молодца пехотою идучи;
За плечами у добра молодца
Была малая сумочка перемётная.
Как припустит скакать он добра коня
Во всю силушку во лошадиную –
Добрый молодец идет пехотою,
Не нагнать его коню богатырскому.

Как поедет тихою вольготою –
Добрый молодец вперед не наступывает.
И окликнул Святогор добра молодца:
– Гой еси ты, прохожий добрый молодец!
Ты постой-ка, постой немножечко.
Как скакать припущу добра коня
Во всю силу во лошадиную –
Ты идешь вперед пехотою,
Не нагнать тебя коню богатырскому;
Как поеду тихою вольготою –
Ты идешь, вперед не наступываешь.

Обождал его прохожий добрый молодец,
Полагал со плеч могучих
Наземь малую сумочку перемётную.
Говорит Святогор добру молодцу:
– А скажи-ка мне, добрый молодец,
У тебя что за ноша в этой сумочке?

Отвечает ему добрый молодец:
– Ай же, славный ты великан-богатырь!
Попытайся-ка взять мою ношицу
На свои на плечи на могучие,
Побежать с ней по раздольицу чисту полю.

Опущался славный великан-богатырь
Со добра коня к малой сумочке,
Принимался за малую сумочку;
Принимался сперва одним перстом –
Эта малая сумочка перемётная
На сырой земле не сворохнется.
Принимался тогда одной рукой –
Эта сумочка все не сворохнется.
Ухватил обеими ручками –
Все-то с места она не сворохнется.
Принимался всею силою великою,
Припадал белой грудью богатырскою
К этой малой сумочке перемётноей,
Захватил всею силой великою –
Во сыру землю угрязнул по коленочки,
По белу лицу не слёзы – кровь течет.

Уходилось сердце молодецкое,
Только малый дух подпустить успел
Под ту малую сумочку перемётную,
Говорит сам таковы слова:
– Не вздымал такой ноши я от роду!
Много силы во мне, а не под силу.
Что во сумочке твоей накладано?
Кто ты сам есть, удалый добрый молодец,
Как зовут тебя именем, отечеством?

Отвечает удалый добрый молодец:
– В моей малой сумочке перемётной
Вся земная тяга понагружена,
А я сам – Микула Селянинович.

На скамью кладет Добрынюшка гусёлышки,
Говорит сам таковы слова:
– Где угрязнул Святогор в сыру землю,
Тут, как бают, он и встать не мог,
Тут было ему и представление:
Наказал Господь за похвальбу великую!

Говорит Бермята сын Васильевич:
– А неправильно же бают так.
Ко святым Горам он поворот держал,
И поныне на Святых Горах живет,
Да не смеет долу опущатися,
Разъезжает лишь по щелейкам по каменным.

Говорит Алёшенька Попович млад:
– Гой ты, Князь Владимир стольно-киевский!
Кто же прав из них, кто облыгает нас:
Старый ли Бермята сын Васильевич
Или молодой Добрынюшка?
Не пошлешь ли ты кого к Святым Горам
Правду-истину изведати,
Святогора попроведати?
Уж пошли-ка первого богатыря,
Старого удала Илью Муромца:
Тут они, как Бог положит на душу,
Либо силушки друг у друга отведают,
Либо же крестами побратаются.

Как вскочил тут старый на резвы ноги,
Выходил из-за скамеечек окольных,
Воспроговорил да таковы слова:
– Гой еси ты, батюшка Владимир князь!
Верно слово молвил млад Алёшенька:
Соизволь мне съездить ко Святым Горам;
Не довлеет сильному богатырю
На покое дома жить, живот кормить.

Отвечает батюшка Владимир князь:
– Ай ты, старый Илья Муромец Иванович!
Поезжай же ко Святым Горам,
Да бери себе в товарищи любимые
Изо всех богатырей здесь самолучшего.

Говорит тут старый Илья Муромец:
– Ай же ты, Добрынюшка Никитич млад!
Возставай-ка на резвы ноги,
Снаряжайся-ка во путь-дороженьку,
Поезжай со мною во товарищах:
На лугах на тех на Леванидовых,
У креста того у Леванидова,
Мы с тобою побратаемся,
Золочёными крестами поменяемся,
Да от розстани, два братьица названых,
Учиним поездку богатырскую.

Говорит Алёшенька Попович млад:
– По пути-то только, братцы, не забыть бы вам
Понаведаться к попам соборным,
Заказать вперед две служебки свадебны,
Чтобы после дело не замешкалось,
Как с чиста пола вернётесь с поленицами,
Со Микуличнами ко злату венцу.

Ничего на речь ту старый не ответствовал,
Выходил с Добрынею из гридни вон.
С пиру все домой тут убираются.
Тем и пир, и старина кончаются.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.