Вольга Всеславьевич

Нашему хозяину честь бы была,
Нам бы, ребятам, ведро пива было:
Сам бы испил да и вам бы поднёс.
Станем мы, ребята, сказывать,
А вы, люди добрые, послушайте,
Что про старое время, про доселешнее.

Из-за лесу было из-за темного,
Из-под чудного креста из-под Леванидова,
Из-под белого горюча камня Латыря –
Тут вышла, вышла, выбежала,
Выбегала-вылегала мать Волга-река,
Местом шла она ровно три тысячи верст,
А и много же в себя она рек побрала,
Да побольше того ведь ручьев пожрала,
Широко-далеко под Казань прошла,
Шире, далей того да под Астрахань;
Здесь пускала устьё ровно семьдесят верст,
Выпадала во морюшко Хвалынское.
Да все это, братцы, не старинушка,
Все-то это, братцы, прибауточка,
А теперь старинам у нас зачин пойдет.

Как не красно солнце в небе разгоралося –
Как во стольном городе во Киеве
У Владимира у князя солнышка
Заводилось пированьице – почестен пир,
Собирались все князья да бояре,
Русские могучие богатыри,
Да и поленицы ли удалые.

А живет во городе во Киеве
У своей любезной родной матушки,
У честной вдовы Афимьи Александровны,
Добрый молодец, боярский сын
Что по имени Добрынюшка Никитич млад.
Как садила его матушка за грамоту,
Как учила уму-разуму да вежеству,
Как возростила до полного до возраста,-
Стал Добрынюшка в чисто поле поезживать,
На почестен пир к Владимиру похаживать,
На пиру да во гусёлышки поигрывать.

А и будет день во половине дня,
Княжеский стол да во полу-столе,
За столом все пьяны-веселы,
Сам Владимир светел-радостен,-
Во столовую во гридню княжескую
Входит тут Добрынюшка Никитич млад,
Крест кладет да по писаному,
И поклон ведет да по ученому,
Поклоняется на все четыре стороны,
Солнышку Владимиру в особину.

Проводили молодца тут во большой угол,
Во большой уголь, во место большее,
За столы садили за дубовые,
За те явства за сахарные,
За те питья за медяные.
Не злата трубочка вострубила,
Не серебряна саповочка возыграла –
Воспроговорил сам батюшка Владимир князь,
Воскричал да громким голосом:
— Гой вы, слуги мои, слуги верные!
Наливайте-ка вы чару зелена вина,
Наливайте чару меда сладкого,
Слейте все три чары во единую,
Подносите чару добру молодцу,
Молоду Добрынюшке Никитичу.

Слушались князя слуги верные,
Наливали чару зелена вина,
Наливали чару пива пьяного,
Наливали чару меду сладкого,
Слили все три чары во единую:
Стала мерой чара в полтора ведра,
Стала весом чара в полтора пуда;
Подносили молоду Добрынюшке.

Принимал ее Добрыня единой рукой,
Выпивал ее Никитич единым духом,
Сам Владимир на том поздравствовал.
И спроговорит Владимир стольно-киевский:
– Ай же ты, Добрынюшка Никитич млад!
А бери-ка ты гусёлки яровчаты,
Подёрни-ка во струнки золочёные
По уныльному сыграй нам, по умильному,
Во другой сыграй да по веселому.

Как берет Добрыня во белы руки
Те звончатые гусёлышки яровчаты,
Подёрнет да во струнки золочёные,
Заиграет стих еврейский по уныльному,
По уныльному да по умильному, –
Во пиру все призадумались,
Призадумались да позаслушались.

Заиграл Добрыня по весёлому,
Игрище завел от Иерусолима,
Игрище другое от Царя-града,
Третие от стольна Киева –
Во пиру привел всех на весельице.

Как Владимиру игра та показалась,
Говорит Владимир стольно-киевский:
— Ай же ты, лихой игрок Добрынюшка!
Распотешь-ка мне еще князей да бояров,
Взвесели могучих богатырей:
Заведи старинку стародавнюю
Про того про старшего богатыря,
Про удалого Вольгу Всеславьича.

Как повел опять Добрыня по гусёлышкам,
Заиграл напевки святорусские,
Заводил старинку стародавнюю
Про удалого Вольгу Всеславьича:

Закатилось красное солнышко,
Закатилось за горушки высокие,
За моря глубокие, широкие,
Рассаждались часты звезды по светлу небу –
Нарождался на матушке святой Руси
Молодой богатырь Вольга Всеславьевич.
Только будет Вольга полтора часа,
Говорит Вольга, будто гром гремит:
— А и гой еси, сударыня матушка,
Молодая Мария Всеславьевна!
Ты не пеленай во пелену червлёную,
Не поясай в пояса шелковые –
Пеленай меня, сударыня матушка,
В крепкие латы булатные,
А на буйную голову клади златой шлем,
В праву руку – палицу свинцовую,
Чтобы весом была палица в триста пуд.

Рос-пошел Вольга до пяти годков,
Как пошел Вольга по сырой земле –
Мать-Сыра Земля всколыхнулась,
По темным лесам звери разбежались,
По подоблачью птицы разлетелись,
По синю морю рыбы разметались.

И пошел Вольга Всеславьевич
Обучаться всяким хитростям-мудростям:
Обучался первой хитрости-мудрости –
Обертываться серым волком;
Обучался третьей хитрости-мудрости –
Обертываться туром – золотые рога.
Да задался от семи годов,
Обучался до двенадцати.

Стал дружину себе набирать Вольга,
Дружинушку добрую, хоробрую,
Набирал дружину три года:
Самому Вольге пятнадцать лет,
И всей его дружине по пятнадцати.
Тридцать молодцев набрал без единого,
Становился сам тридцатым.
И говорит Вольга таковы слова:
— Дружина моя добрая, хоробрая.
Тридцать молодцев без единого!
Слушайте-ка братца большего,
Делайте-ка дело повеленное:
От моей от славы богатырской
Звери ушли во темные леса,
Птицы ушли под облака,
Рыбы ушли во синее море,
Во синее море, в глубокие станы:
Вейте-ка тенёта шелковые,
Становите-ка их во темном лесу,
Во темном лесу, по сырой земле,
И ловите в них и куниц и лисиц,
Всяких дикий зверей и черных соболей.

Они слушали братца старшего,
Делали дело повеленное:
Вили тенёта шелковые,
Становили их во темном лесу,
Во темном лесу, по сырой земле,
Ловили три дня и три ночи –
Не могли добыть ни одного зверька.
Обернулся Вольга лютым зверем,
Поскакал в темный лес, по сырой земле,
Загонял в тенёта куниц и лисиц,
Всяких диких зверей и чёрных соболей;
Ни медведю, ни волку спуску нет;
Да и мелким зверюшком не брезгивал:
Забирал поскакучих заюшек,
Брал и малых горностаюшек.
И поил-кормил он дружинушку,
Обувал-одевал добрых молодцев,
И носили они шубы соболиные,
Переменные шубы-то – барсовые.

И говорит Вольга таковы слова:
– Дружинушка моя добрая, хоробрая!
Слушайте-ка братца большего,
Делайте-ка дело повеленное:
Звери в лесах все повыловлены;
Вейте-ка сети шелковые,
Становите-ка их во темном лесу,
Во темном лесу, на самый верх,
И ловите в них гусей-лебедей,
Серых уточек и малых пташечек.

Они слушали братца большего,
Делали дело повеленное:
Вили сеточки шелковые,
Ставили их во темном лесу,
Во темном лесу, на самый верх,
Ловили три дня и три ночи –
Не могли добыть ни одной птички.
Обернулся Вольга ясным соколом,
Полетел Вольга по подоблачью,
Заворачивал в сети гусей-лебедей,
Серых уточек и малых пташечек.
И поил-кормил он дружинушку,
Все-то явства у него отборные,
Переменные явства – сахарные.

И возговорит Вольга таковы слова:
– Дружина моя добрая, хоробрая!
Слушайте-ка братца большего,
Делайте-ка дело повеленное:
Звери-птицы в лесах все повыловлены;
Вы берегите-ка топоры дроворубные,
Стройте-ка судёнышко дубовое,
Ладьте-ка тоневья шелковые,
Поплавочки кладите чистого золота,
Выезжайте на синее море,
И ловите рыбу-сёмжинку, белужинку,
Дорогую рыбу осётринку,
Да и щученьку, малую плотву.

Они слушали братца большего,
Делали дело повеленное:
Брали топоры дроворубные,
Строили судёнышко дубовое,
Ладили тоневья шелковые,
Выезжали на синее море,
Ловили три дня и три ночи –
Не могли добыть ни одной рыбки.
Обернулся Вольга рыбой-щучиной,
Опустился Вольга во синее море,
Из глубоких станов рыб повыпугал,
Заворачивал рыбу-сёмжинку, белужинку,
Дорогую рыбку осётринку,
Брал и щученьку, малую плотву…

Как прошла тут слава великая
Ко стольному Киеву,
Что индейский царь снаряжается,
Стольный Киев град взять похваляется,
Божьи церкви разорить, на дым пустить.

И возговорит Вольга таковы слова:
— Дружина моя добрая, хоробрая!
А и есть ли удалый добрый молодец,
Что сходил бы во царство индейское,
Про царя Салтыка Ставрульевича
Да про думу его тайную проведати,
Думает ли ехать на святую Русь?
Того молодца я буду жаловать
За его за услугу великую.

Тут все молодцы добрые, хоробрые –
Больший укрывается за среднего,
Средний укрывается за меньшего,
А от меньшего и ответа нет.
Как бы лист со травой пристилается,
Вся дружина его приклоняется:
– Уж какого ли удала добра молодца
Нет оприч тебя, Вольги Всеславьича!
– Так уж видно ж Вольге самому пойти!

Обернулся туром – золотые рога,
Первый скок за целую версту скочил,
А другой-то скок не могли найти.
Добежал до царства индейского,
Обернулся малой птицей-пташицей,
Садился на царское окошечко,
И слушал речи тайные.

Говорит царь Салтык Ставрульевич
Со своею царицей Азвяковной:
– Ай же ты, жена возлюбленная,
Молодая царица Азвяковна!
Знаешь ли мою царскую выдумку?

Говорит царица Азвяковна:
— Ай же царь Салтык Ставрульевич:
Как мне знать твою царскую выдумку?

Говорит царь Салтык Ставрульевич:
— Я задумал ехать на святую Русь,
Завоюю девять городов на Руси,
Подарю города девяти сынам,
Самому себе возьму славный Киев град,
А тебе, царица Азвяковна,
Подарю дорогую шубоньку.

Говорит царица Азвяковна:
– Ночью спалось – во сне мне виделось:
с восточной со сторонушки
Налетела мала птица-пташица,
А со западной со сторонушки
Налетела птица черной ворон;
Во чистом поле они слетались,
Меж собою бились подирались;
Малая-то птица-пташица
Чёрного ворона повыклевывала,
По перышку его повыщипала,
На ветер всего повыпустила.
Малая птица-пташица –
Молодой богатырь Вольга Всеславьевич,
Чёрный ворон – цар Салтык Ставрульевич.

Как те речи царю не слюбились:
Как ударит он царицу по белу лицу,
Повернется – и в другой-то раз,
Кинет царицу о кирпичный пол,
Кинет ее и в другой-то раз:
– А поеду же я на святую Русь,
Завоюю девять городов на Руси,
Подарю города девяти сынам,
Самому себе возьму славный Киев град!

Воспроговорить Вольга Всеславьевич:
– Ай ты, царь Салтыков Ставрульевич!
Не бывать тебе на святой Руси,
Не владеть тебе на святой Руси,
Не владеть тебе градом Киевом!

Обернулся Вольга серым волком,
Поскочил Вольга на конюшен двор,
Добрых коней всех перебрал
Глотки у всех поперервал;
Обернулся малым горностаюшкой,
Побежал по подвалам, по погребам,
У тугих луков тетивки накусывал,
У каленых стрел железца повынимал,
Сабли острые повыщебрил,
Палицы булатные дугой согнул.

Обернулся тогда ясным соколом,
Высоко взвился по подоблачью,
Полетел далеко во чисто поле,
Ко дружинушке доброй, хороброй,
Разбудил удалых добрых молодцев:
– Гой, дружина моя добрая, хоробрая!
Не время теперь спать, пора вставать!
Мы пойдемте-ка к царству индейскому!

И пошли они к царству индейскому,
Подошли к стене белокаменной;
Крепка стена белокаменна,
Вороты в стене железные,
Крюки-засовы все медные,
Стоят караулы денны-нощны,
Стоит подворотня – дорог рыбий зуб,
Мудрёные вырезы вырезаны,
А и только в вырезе мурашу пройти.
Закручинились молодцы, запечалились:
– Потерять, знать, даром буйны головы!
А и как нам будет стену пройти?

Молодой Вольга догадлив был:
Сам себя обернул мурашиком
И всех добрых молодцев мурашиками –
Прошли они стену белокаменну,
На ту сторону, в царство индейское.

Обернул опять добрыми молодцами
Со всею со сбруею ратною,
Говорит им сам, приказ дает:
– Дружина моя добрая, хоробрая!
Вы ходите-ка по царству индейскому,
Вы рубите-ка и старого и малого,
Не оставьте в царстве семена;
Оставьте только женский пол,
Красных девушек-душечек по выбору
Немного-немало – семь тысячей.
А и ходят они по царству индейскому,
А и рубят и старого и малого,
А и только оставляют женский пол,
Красных девушек-душечек по выбору
Немного-немало – семь тысячей.
– Дружина моя добрая, хоробрая!
А станем-ка теперь полону делить.

Что было на дележе дешево?
Добры кони были по семи рублей,
Сабли острые по пяти рублей,
Тяжки палицы булатные по три рубля.
А то было дешево – женский пол:
Старушечки было по полушечке,
Молодушечки по две полушечки,
Красны девушки-душечки по денежке.

То старина, то и деяние!
Синему морю на утешение,
Старым людям на послушание,
Молодым молодцам на перениманье,
А веселым молодцам на потешенье,
Сидючи во беседужке смиренной,
Испиваючи мед, зелено вино.

А и где мы пьем, тут и честь воздаем
Государю-свету, красну солнышко,
Нашему хозяину ласковому!

1 комментарий

  1. Всегда думала, что рассказы про былинных героев – загадочных борцов за Русь, за справедливость – правдивы. уже третий вариант былин (из-за разных, видимо, изданий) совсем не такой… Какие-то не богатырские подвиги у богатырей. Если предположить, что это все варианты настоящих былин… А здесь еще и на библию смахивает (про женский и мужской пол. Вряд ли наши предки так выражались))))

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.